Блог

Не виноватая я, он сам пришел

Наш федеральный канцлер Олаф Шольц сказал тут как-то на днях, что русские ни в чем не виноваты, это война путина. Настучать бы этому Олафу по его лысой башке за такие слова. Это фигурально, конечно. Не собираюсь я с ним даже и разговаривать и уж тем более превращать его голову в барабан.

В последние дни, когда санкции, те самые, которые полная ерунда и которыми «русский народ не победить», вот те самые адовы санкции, от которых все весело отмахивались ещё не так давно, так вот когда санкции начали набирать силу, я слышу и в интервью от либерально настроенной публики, и от знакомых и просто читаю в комментариях, что «санкции произвели противоположный эффект», «санкции подействовали не на тех, а на простое население», что «народ полностью сейчас занят адаптацией своей жизни» и люди «сейчас в свои проблемы углубились», «на Западе ничего не понимают, кого они наказывают» и что усиливается «дикое неприятие Запада».

Я читаю это и опять не понимаю — начиная с 24-го февраля я перестала понимать многое — почему граждане государства-террориста, возглавляемого президентом-военным преступником, государства, которое каждую секунду, вот прямо сейчас, совершает очередное преступление против человечества — почему эти граждане считают, что они не причем и их жизнь может продолжаться дальше как ни в чем ни бывало? Почему, ненавидя некий коллективный Запад, они должны-могут-хотят-имеют право пользоваться кредитными картами, покупать западные бренды одежды, технику, ездить в отпуск, ходить в кино и пользоваться западными лекарствами? Они не причем. А кто причем?

Даже люди, категорически не оправдывающие войну, продолжают по старинке и старой советской привычке шарахаться от слова НАТО. Так а кто будет и должен порядок в стране наводить, если все не причем? НАТО?

Я противник идеи коллективных вин и коллективных ответственностей. И вина, и ответственность бывают только индивидуальными. И хотя Антон Долин милостиво освободил немецкий народ от его коллективной вины и ответственности, большинство российских граждан, охотно поддерживающих идею вины немцев, ни в чем не виноваты.

Ну это совсем другое, конечно. Когда у украинцев нацисты, у русских те же самые люди называются патриотами. Когда у немцев коллективная вина, русские ни в чем не виноваты. Когда людей бьет по голове дубинами ОМОН, это совершенно не больно, если ты украинец — зачем, дурашка, надел кастрюлю на голову? — и совершенно невыносимо, если бьют русских. У руzzких свой особый путь. Они настолько духовнее всех, что сразу и заранее ни в чем не виноваты. Западному порочному мышлению этого не понять. Извращенному эммигрантскому и подавно.

Вину назначают в двух инстанциях — в детском саду и в суде. Ответственность категория более сложная — бывает юридическая, назначаемая тем же судом. А бывает более строгая, назначаемая самим собой, согласно собственному моральному закону. От этой ответственности никакой апелляционный суд не освободит и никакая амнистия в честь праздника не полагается.

В Ростове на оборонный завод набирают новых сотрудников. Они тоже не виноваты, им надо кормить семью?

Те, кто нажимают на гашетки и выполняют приказы, тоже не виноваты — они не знали, что они в Украине бомбят гражданские цели?

В парадигме бесноватого победобесия всем вдалбливалось в голову — Нюрнбергский процесс-Нюрнбергский процесс-Нюрнбергский процесс — как-будто он был в единственном числе. Но ведь преступный приказ, никогда больше, нет войне — разве эти травмы не отпечатались кровавыми рубцами в каждом, кто вообще слышал о той войне?

Много пишут о женевской конвенции. А я думаю о том, что несмотря на культ Великой Отчественной войны, в котором мы все выросли, только приехав в Германию я узнала, что у войны вообще бывают какие-то правила. Впервые услышала такие понятия как jus ad bellum и jus in bello. Первое о правилах объявления войны. Оказывается, войну вообще надо объявлять и «иду на вы» — это не смешное из детсва, а выполнение кодекса. Второе о правилах ведения войны — это и про мирных жителей, и про обращение с военнопленными.

Почему-то культ победобесия настолько силен, что даже те, кто в нем как бы не участвует, верит, что есть оправдания ковровых бомбардировок, которые Роzzия изобрела, конечно, не в Украине. И есть оправдание подчинения преступному приказу.

Мне очень «нравится», когда при слове «бомбардировка» тут же начинают вспоминать отрицательные примеры, показанные миру Америкой (которая бенефициар, как вы помните). В каждом крупном городе есть какая-нибудь тюрьма и она не пустует. Значит, кто-то совершает преступления различной тяжести. И кого-то даже не поймали. Мне всегда интересно спросить у людей, которые любят примеры про Югославию — вы тоже регулярно воруете, насилуете и развлекаетесь педофилией по причине исключительно того, что ну вот же сколько людей так делает — полная тюрьма! — а кого-то вообще даже не посадили?

Тамара Эйдельман говорит Юрию Дудю «мне жаль этих ребят, но как они могут не подчиниться приказу?». А как они могут ему подчиниться?

Война идёт уже больше трёх недель. Где-то вначале я писала, что русские военные поставлены перед выбором: предатель родины или военный преступник. Как выглядит этот выбор сейчас?

Предатель родины — это сейчас почетное звание в Роzzии, потому что именно так называют тех, кто предпочел остаться человеком. Они или в тюрьме, или в вынужденной эмиграции.

Военный преступник остался неизменным. Это тот, кто убивает мирное население, грабит мирное население, насилует мирное население.

В чем выбор у русского солдата? За три с лишним недели опубликовано достаточное количество переговоров и телефонных разговоров русских солдат. Из них мы знаем, что командиры их бросили и сбежали, что они сидят без провианта, оружия и каких-либо инструкций к действию и что они знают, что происходит дома и что происходит вокруг. «Нам надо возвращаться в Россию через Сумы, но Сумы это такой город, через который ни одна колонна ещё живой не прошла«.

Так в чем тогда выбор русского солдата? Какой и чей приказ он должен выполнять? Командира, который сбежал? За нарушение приказа будет трибунал? А чем трибунал хуже, чем убивать мирных людей? По законам военного времени трибунал приговорит к смерти? Так и так убьют с максимальной вероятностью, но хотя бы есть шанс остаться человеком.

Кого и от чего защищает сейчас русский солдат и бравый боец спецназа, винтящий своих уже граждан на улицах своей страны? Кому они давали присягу? Кто преступник, а кто герой? Что заставляет выполнять такие приказы?

Это очень удобно, когда во всем виноват один путин, которого давно живьём никто не видел. Ну вот пусть он и пользуется кредитными картами, играет в PlayStation, смотрит Pornhub и пьет хорошие немецкие лекарства. Никто ни в чем не виноват. Никого больше нет. В Роzzии пусто.

Слава Украине!

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s