Блог

Моральная шизофрения

24-го апреля «ряд немецких политиков, интеллектуалов и лидеров мнений» написал открытое письмо к канцлеру Шольцу с требованием прекратить поставки оружия Германией в Украину.

Для лидеров мнений, по моему нескромному мнению, им не хватает охвата, но интеллектуалами их, к сожалению, признать придется — на 18 подписантов 11 носят звание доктора наук и пять из них являются профессорами, пусть и на пенсии.

Не успела публика отшуметь по этому поводу, как появилось уже не просто письмо, а целая петиция к канцлеру. На момент написания этого блога ее уже подписали 89.895 тысяч человек и пока я пишу этот текст, я вижу, как примерно каждые 40 секунд появляется новая подпись и цифры меняются.

Что мне думать обо всем этом?

Когда-то давно, на философском семинаре по аристотелевской этике меня очень заинтересовал текст американского современного философа Майкла Стокера о шизофрении морально-этических теорий нашего времени. Стокер пишет о том, что мы не можем действовать согласно нашим теориям о морали, потому что сами не верим в те ценности, которые они пропагируют. В результате получается конфликт между мотивами и причинами, который Стокер называет моральной шизофренией.

Я думаю, этот подход лучше всего описывает факт написания этих писем и объясняет мотивы, которыми руководствуются люди, эти письма подписавшие.

Согласно Стокеру, мотивы не важны, нужно действовать согласно предписаниям. От себя добавлю, что частое повторение слов делает их бессмысленными и бесконечно отдаляет от изначального значения и смысла.

Люди, подписавшие эти письма, утверждают, что они осуждают агрессию России в Украине и хотят сохранить человеческие жизни. Что поставки оружия только увеличат количество смертей.

Последующая петиция идёт ещё дальше — подписанты не отказывают Украине в праве защищаться. Но только делать это она должна без оружия.

Защищаться без оружия — эффект противоречия, неизменный спутник такого философского феномена как bullshit. Защищать убивая. Освобождать насилуя. И вот теперь — защищать не вооружая.

Можно много говорить о российской государственной пропаганде и способах ее проникновения в мозг. Но действовать она будет всегда одинаково — лучше всего на тех, кто не привык думать и не умеет управлять эмоциями. И в конце концов утрачивает способность замечать логические противоречия.

Мне очень сложно вынести цинизм и намеренное невежество, манифестировавшееся в этих письмах с высокомерием, доступным одним лишь интеллектуалам.

Невозможно повторять произвольные слова — свобода, права, справедливость, пацифизм — не вникая, не желая вникать в суть этих понятий и искренне полагая, что они работают автоматически, как заклинания в Гарри Потере.

Я могу поверить, что западные люди, никогда не видевшие войну и проведшие всю свою жизнь в достатке, какого ещё никогда не было за всю историю человечества, могли искренне верить в идеи пацифизма … до 24-го февраля 2022-го года.

После Бучи …

Какой пацифизм может быть после Бучи? Буча разве сопротивлялась? Разве там было оружие? Или там где-то прятался зловредный вездесущий батальон Азов, который прячется везде, сам же себя бомбит и сам же прикрывается мирными жителями? Ничего такого не было в Буче.

Фотографии из Бучи облетели весь мир. Весь мир ужаснулся. И после этого в Германии нашлось почти 100.000 человек, которые прикрываясь лозунгами пацифизма, хотят превратить в Бучу всю Украину. Это ли не моральная шизофрения?

И нельзя даже никак крепко выразиться по поводу действий этих людей. Потому что это будет оскорбительно для них и будет нести юридические последствия для меня. То есть поступать так — для них не оскорбительно. Оскорбительно станет, когда кто-то назовет это так, как это называется. Делать можно — говорить нельзя. И в этом тоже моральная шизофрения.

Украинская авториня Евгения Белорусец ответила в газете Шпигель на первое письмо интеллектуалов. На ее книжной полке в Киеве стоит книга одного из них — Александра Клуге — с автографом. Тем больнее было найти его имя среди подписантов.

В Венеции, на презентации своей книги, Евгения Белорусец не могла отделаться от мысли, что станет с этим прекрасным городом, когда в него войдёт русский мир. Хотелось бы никогда этого не узнать.

Я не знаю, как можно искренне требовать переговоров и не понимать, что переговоры вести не с кем? Как можно искренне бояться третьей мировой и не видеть, что она уже идёт полным ходом и в любой момент может расширить географию?

Моральная шизофрения прогрессирует, где найти на всех психиатров?

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

Опять пропаганда

На днях мой немецкоязычный друг имел «удовольствие» пообщаться с руzzкой женщиной. Женщина вывалила на него все содержание руzzкого телевизора, заметив при этом, что телевизор она не смотрит. Уже даже среди рашистов распространилось, что смотреть телевизор, особенно руzzкий, стыдно. Телевизор они теперь не смотрят, принципиально, а истории рассказывают все те же.

Мой друг впервые встретился с таким явлением как zомбированный рашист, бабушки со стеклянными глазами или апологет руzzкого мира. Ну то есть от меня он, конечно, обо всем этом слышал не раз. Но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Мой друг был в полном, как это сейчас стыдливо называется, ахуе, он не знал, как на это реагировать. Он не знал, что ему на это отвечать, смеяться или плакать, и только представлял себе, что бы на это все стала бы отвечать я.

Так как дело происходило в Германии, то вся эта руzzкая история напоследок заполировалась критикой немецкой политики и Германии. На этот случай я научила своего немецкоязычного друга для следующего раза очень симпатично выговаривать чемодан-вокзал-Россия!, что его сильно развеселило, особенно слово чемодан.

Как это может быть? — спрашивал он все время меня. Ну как здоровый психически человек может все это повторять и ничего не замечать?

Ну как может? Уже писала, напишу ещё раз. Пропаганда — это не просто какое-то мнение, с которым кто-то не согласен. Она разработана и составлена определенным образом, чтобы вызывать совершенно одинаковый эффект у всех, кто с ней сталкивается. Уже хотя бы по этому ясно, что это никакое не мнение и не «другая информация». Просто мнение или просто информация вызывает у каждого свою реакцию. А пропаганда у всех одинаковую. И поэтому важно помнить, что подвержены пропаганде абсолютно все, не зависимо от возраста, образования и культурного уровня. Аспирин действует на всех одинаково и психика устроена у всех одинаково. Но вооружен в данном случае тот, кто предупрежден. Предупрежден и умеет справляться со своими эмоциями. Справляться — это не сдерживать, ни в коем случае, а замечать, понимать и уметь находить им какой-то адекватный ситуации выход.

Как это работает? Информация подаётся в таком виде и такого содержания, чтобы вызвать сразу максимальное количество эмоций. Как только включаются эмоции, выключается критическое мышление и человек начинает просто реагировать. Вспомните любимые нарративы — распятый мальчик, беженцы насилуют несовершеннолетних девочек, население Донбасса истребляется, фашисты, факельные шествия, наркоманы во власти, националисты притесняют русских. Любой из них является очень сильным триггером. Некоторые триггеры универсальны — изнасилование, всякие неприятные вещи с детьми. А некоторые специфически ложатся на культурную традицию определенного менталитета — фашистов не любит никто, но кошмары в детстве мучали не всех детей, а вот советских часто. К наркоманам в европейском представлении относятся немного иначе, чем в пост-совестском — в первом они вызывают скорее жалость, во втором презрение. В общем, все перечислять не буду, каждый может при большом желании произвести над собой полевой эксперимент, «примерить» на себя любой из вышеописанных триггеров и проанализировать собственные ощущения.

Когда ваше критическое мышление выключено и вам уже хочется куда-то бежать и кому-то бить морду, нужно просто закрепить эффект. Как это делается? Двумя способами. Способы эти не взаимоисключающие, а дополняющие друг друга.

Во-первых, всю эту реакцию надо закрепить не просто за какими-то пространными смыслами, а за совершенно конкретными словами-якорями: их там нет, укрофашисты, где вы были 8 лет, информационная война, боты и прочее. Как только произносятся эти слова, человеку кажется, что он что-то имеет в виду. Хотя, если задуматься, ничего конкретного в виду он не имеет. Но задуматься он как раз в этом состоянии не может. Просто включается механизм тревоги и сильного эмоционального возбуждения. И думать больше не получается. Примечательно, что слова эти не используются в других ситуациях и контекстах и поэтому получается, что пропаганда оставляет следы. Человек не просто пересказывает определенные смыслы, он употребляет совершенно определенные слова и их комбинации. Почему? Потому что если вы попробуете передать этот смысл своими словами, включится критическое мышление и вы вдруг обнаружите, что говорите какую-то бессмыслицу. Иллюзия конкретных смыслов работает только до тех пор, пока вы употребляете конкретные слова. Прямо заклинания какие-то! Но это не я придумала, так что посмеетесь потом.

Второй способ закрепления также опирается на особенности нашей психики. Знакомая информация всегда кажется нам правдоподобной. Поэтому если любую ерунду довольно часто повторять, мы сами в нее начинаем верить. И поэтому для пропаганды используются не только какие-то специальные слова, имитирующие смыслы, но и множественные повторения, пока не выучится назубок. Помните свою учительницу в школе? Как она нам говорила? Чтоб знали назубок, чтоб ночью вас разбуди и вы мне расскажете теорему Пифагора! И тут ровно тот же принцип. Никто же из вас не сомневается в верности теоремы Пифагора, правда?

Есть ещё одна вещь, которую мне долго не удавалось понять. Когда в 2015 году Роzzия сбила над Донбассом малазийский борт MH17, мы недоумевали, почему в одном и том же выпуске новостей вначале говорится о неопровержимых доказательствах того, что этот самолёт сбили украинцы с земли. А потом в том же выпуске новостей с разницей в несколько минут следует сюжет о неопровержимости доказательств того, что самолёт украинцы сбили с помощью авиации. Как это может быть одновременно? И если в обоих случаях доказательства неопровержимы, то получается же противоречие?

Вот в этом противоречии и кроется соль. Например, сейчас в Украине роzzийские войска не стреляют по гражданским целям и одновременно роzzийские войска бомбят роддом, потому что там укрылся батальон Азов, а гражданских там нет, и одновременно же украинская армия сбрасывает ракеты на головы своим же гражданским, потому что они фашисты и прикрываются гражданскими как щитом. Как это может все одновременно быть? Никак.

И вот тут мы подошли к главному — способны ли вы ещё видеть эти противоречия или нет?

Долгосрочное закачивание противоречивых псевдо-смыслов приводит к тому, что люди перестают воспринимать противоречия как таковые и просто реагируют на ключевые слова Донбасс, Украина итд.

Многие спрашивают, что делать с такими людьми? Переубеждать или прервать контакт?

В отличие от никотина, алкоголя и наркотиков, когда человек всё-таки понимает, что эти субстанции не полезны для его здоровья, информация сама по себе субстанцией не является и не воспринимается как нечто, несущее вред. Информация — это просто информация, все, что мы знаем о мире. Наши заблуждения, фантазии, ошибки — это тоже информация. Особенная подлость пропаганды в том, что совершенно обычная вещь, как воздух, которым мы все дышим и не можем вдруг перестать, манипулируется определенным образом и превращается в яд, оружие массового поражения.

Что делать, если вы встретили такого «пораженного» фальшивой информацией? Однозначного ответа у меня для вас нет. Что делать, если вы встретили человека после несчастного случая? Оказывать первую помощь или убегать, потому что страшно смотреть на рану и тяжело психологически слышать, как он кричит?

Переубедить никого точно не удастся, потому что переубеждение предполагает, что ваше мнение правильное, а мнение другого человека нет. Но пропаганда — это не мнение, а манипуляция. А манипуляция предполагает запланированную реакцию организма на определенные триггеры.

Если человек яростно сопротивляется, значит, у него ещё не утрачена способность воспринимать противоречия как таковые и он реагирует на то, что ваши слова противоречат привычной ему картине мира.

Мой рецепт — доброжелательность и уважительность. Не надо кричать и переходить на взаимные оскорбления, это точно никого не убедит. Не надо даже пытаться кого-то переубеждать. Достаточно показать свою позицию. Моя позиция такова: я ознакомилась с этой/твоей точкой зрения очень подробно, в различных источниках, и она меня не убеждает, потому что в ней очень много противоречий и взаимоисключающих вещей. На вопрос, какие именно противоречия я вижу, я отвечаю: я не буду тебя стараться переубедить, ты умный человек и сам(-а) с лёгкостью их обнаружишь, если посмотришь внимательно. Все. Я не исключаю возможности, что я могу ошибаться. Я не исключаю возможности, что психически здоровый человек может обнаружить все противоречия и несуразности сам. Психически нездоровый человек — компетенция специалистов, не моя.

Особенная мерзость сегодняшней ситуации — это извращение идеи фашизма и спекуляция на этой травме. Как может человек, выросший и проживший всю жизнь в парадигме красная армия победила фашизм, мой дедушка воевал и вернулся домой победителем, фашизм — абсолютное зло — как может такой человек осознать и принять, что теперь фашисты не привычные немцы, а он сам? Теперь поколения потомков будут о нем рассуждать, как это он мог ничего не понимать, поддерживать или оставаться безучастным? Этой информации не просто поместиться в голову. У многих она и не помещается. Поверить в укрофашистов, убивающих собственный народ, значительно легче, чем в рашистов, посылающих своих детей на верную смерть, совершающих преступления против человечества, совершающих ежедневно военные преступления и называющих это все освободительной войной против фашизма. Люди просто отказываются в это верить. Потому что поверить в это невозможно.

Что же тогда делать? Начинать, как всегда, с себя. Проверить для начала все словечки-якоря, которые прицепились в вашу голову — откуда они там? Что конкретно они означают? Можете ли вы, например, объяснить, что такое информационная война, как она происходит и чем отличается от обыкновенного срача в Фейсбуке? Исключить все источники информации, после потребления которых вы приходите в состояние крайнего возбуждения, тревоги или паники. Если после прочтения новостей вам хочется бежать на баррикады, вы прочитали не новости.

Общаться или нет с зомбированными пропагандой людьми — а это может быть все, что угодно, хоть прививки, хоть война — решайте сами. А если это близкие родственники, друзья, а если это коллеги?

Для начала стоит определиться, что хорошей пропаганды не бывает. Бывает просвещение и информирование — то есть передача уже найденных знаний дальше. Пропаганда — это всегда манипуляция общественного сознания с определенной целью. У передачи знаний никакой цели нет, это и есть самоцель — передача аккумулированного опыта. Наш сегодняшний опыт привел нас к тому, что «просто слова» приводят к войне, человеческим жертвам, крови и преступлениям.

Слава Украине!

P.S. больно мрачно получилось сегодня, а заканчивать следует все же на положительной ноте. Вот ещё один способ бороться с пропагандой — юмор:

Стандартный