Блог

Когда моська лает на слона

Сегодня будут сплошные эмоции, с анализом сегодня напряжёнка. Будет моська лаять на слона, потому что больше ничего не получается у меня сегодня.

Моська — это я, чтоб сразу не было сомнений. А слоном сегодня будет Екатерина Михайловна Шульман.

С начала войны я не могу понять, чем занимается королева эфира всея Руси и властительница дум всей интеллигентной прогрессивной русскоязычной публики. Какие-то платьица, какие-то посылочки, какие-то хвалебные статьи в глянце. А в соседней стране на людей сыпятся бомбы. А в соседней стране убивают мирных людей. А в соседней стране блокада городов не хуже блокады Ленинграда. А мы, значит, интеллигентная публика, обсуждаем, как бы нам попроворнее сходить через VPN в Фейсбук, чтобы там обсудить серенькое платье в последнем эфире Эха Москвы. Достукались, ребята.

Юлия Галямина сидит и будет ещё целый месяц сидеть в заключении. Огромное количество людей заграницей боятся на улице слово по-русски сказать — не из-за реальной опасности, а потому что стыд мучает порядочных людей. Огромное количество моих знакомых в России и из России помогают, как только могут, украинцам. Собирают гуманитарную помощь, координируют прием и адаптацию беженцев, упрямо постят свою позицию в соцсетях. А ещё большая часть собственного телефона боится.

И что же делает человек, обладающий огромным ресурсом в более чем 700.000 подписчиков на одном только Ютубе, знающий, как важно консолидировать общество и умеющий зашифровать в цитату Пушкина любую информацию? А этот человек обсуждает БАДы, которые ему прислали в посылке, несмотря на некоторые неудобства с доставкой. Блестяще, Катя! Хотя, какая уж там Катя? По имени и на ты, это только для людей, заслуживающих мое уважение. Отныне только вы и только Екатерина Михайловна.

И что же люди? Не сошли там с ума от этой подмены реальности? А я даже не стану передавать вам текстом этот эфир. У кого совсем нет сердца, но крепкие нервы, сам пойдёт и послушает восьмимартовский выпуск Статуса. А у кого нервы послабее, просто прочитает таймкоды.

Такое ощущение, что ничего не случилось. Мирно обсуждаем человека года по версии Time и как российская власть будет справляться с санкциями. Действительно, о чем сейчас ещё поговорить, как не о «рамке принятия решений в экстраординарной ситуации»? Интересно же, как «управленческая машина, подвергающаяся стрессу, начинает себя вести», не правда ли, господа? У нас вообще тут светский раут и «приятная атмосфера», судя по комментариям к стриму. Нигде в мире нет сейчас такой атмосферы, а вот поди ж ты — оказывается есть, места просто надо знать. Очень важно россиянам сейчас узнать, как же государство будет поддерживать стратегические предприятия, которые»сейчас куда-то разбежались». Вне всяких сомнений, это самая важная информация для людей, две трети которых думает, что странный человек спасает русских от укрофашистов в Украине и проводит там «денацификацию», а оставшаяся треть впала в полноценную паранойю.

Благодарные зрители истекают от счастья — наконец-то!, островок стабильности в бушующем море, какое счастье!, Шульман — в президенты! Счастье, говорите? Оказывается, так тоже можно.

Даже техно-блогеры, бьюти-блогеры, комики и поп-звезды умудряются высказать свою гражданскую позицию. И только политолог, человек, который действительно разбирается и понимает, мотивирует людей обсуждать в комментариях прелести нового формата передачи, досочку, готовность донатить передачу, подвиг Екатерины Михайловны, мужество Екатерины Михайловны, луч света в темном царстве, умных людей в эфире… Если это — умные, то глупые — это кто? Кто сидит сейчас в тюрьме и на митинги выходит не по выходным и когда потеплеет, а в неудобное для работы и жизни время?

Люди веселятся, шуточки шутят — КФС закрыли — копим гречку, а почём продаете жену с трусами? — практически народное гуляние в сети и праздничный, как-будто невсамделишный стрим мир.

Нет, сейчас безусловно важен юмор — тем, кто уже которую неделю не вылазит из подвала. Тем, у кого сдают нервы от бессилия. Тем, кто вторую неделю не может выйти из состояния сильнейшего стресса и паники под обстрелами. Тем, кому сейчас соотечественники этих милых веселящихся людей перекрыли доставку продовольствия, воды и медикаментов. Но может быть, российской публике хотя бы сейчас пора перестать веселиться, оглядеться по сторонам и как-то начать осознавать, что же произошло с ними и с их страной? Не может же быть, чтобы все поголовно из русских превратились в руZZких?

Конечно, не может. И я знаю множество нормальных, порядочных и адекватных людей. Но что же вы делаете, Екатерина Михайловна, портите оставшихся, кто ещё не потерял последние мозги?

Понятное дело, что я это все исключительно от зависти пишу и никогда мне не видать таких охватов и таких цифр. И великих известных людей можно исключительно хвалить и петь им дифирамбы. Ну или хейтить на крайний случай. Критиковать нельзя, тем более мне. Это ясно все.

После вчерашнего эфира Статуса я впервые задумалась о популярности и решила, что такой бешеной популярности и народной любви я просто боюсь. Меня будут читать и слушать люди, верить мне, доверять моему мнению — а я им что, вот такой вот многозначительно-бессмысленный п@здеж? И в данном случае, многозначительно-бессмысленный п@здеж — не обсценная лексика, а философский термин. Охвата у меня нет и вряд ли когда-нибудь будет, а стыдно уже сейчас, заранее. Ну если не стыдно, то не по себе.

Однажды всех нас спросят, что мы делали весной 2022-го года, и не у всех окажется нестыдный ответ на этот вопрос.

Стрим-стримом, их много. Но вот какой из них смотреть, на что тратить сейчас свое драгоценное время, это каждый решает сам. И никакая Екатерина Михайловна вам не подскажет и за вас не решит.

Слава Украине!

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

Торжество феминизма

Феминизм почти победил и это отражается в искусстве. Фильм Аферистка (I Care a Lot) оставляет настолько странные ощущения, что стоит в них разобраться. А что нам, собственно, показали? О чем кино?

Надо сразу оговориться, что я полностью разделяю идею равноправия полов. Я считаю гендерные отличия устаревшими условностями, на которые вполне можно плевать с высокой горочки. Все истории про альфа-самцов и непременной любви мужчин к иерархическому порядку, рыбалке и жёсткости, а женщин — к розовым рюшечкам и платьюшкам в жутких розочках наводят скуку и даже не веселят. При этом любое из известных мне фем-движений для меня слишком радикально. Мне не нравится ни идея возненавидеть всех мужчин и бороться с ними до последней капли крови, ни идея инвалидности женщин по половому признаку, ни желание отрастить себе яйца и выиграть в соревнованиях по замерам и даже фаллическая фобия меня не привлекает. Мне ближе, когда каждый может быть собой и прекрасен от рождения.

При чем тут Аферистка к феминизму? Давайте разбираться. Главная героиня Марла Грейсон делит всех людей на две категории — тех, кто имеет, и тех, кого имеют или хищников и добычу. Себя она, понятное дело, причисляет к категории львиц. Лихо расправляясь с мужчинами и попутно обещая при случае оторвать им яйца, респектабельная блондинка преимущественно в белых одеждах успешно ведёт большой бизнес. Бизнес этот прост как три копейки — от коррумпированной докторши Марла получает медицинские карты выгодных стариков. Одинокие богатые старики под видом недееспособных лишаются всех своих накоплений и имущества и отправляются принудительно в элитный дом престарелых строгого режима. Там, под чутким руководством Марлы, стариков накачивают психотропными веществами и строго следят за тем, чтобы у них не было никаких контактов в внешним миром. Стариков держат ровно в той физической форме, которая позволяет им прожить ровно столько, пусть и в бессознательном состоянии, сколько времени нужно, чтобы перекачать все стариковские активы на счета дома престарелых в виде оплаты за услуги. Все абсолютно легально, кроме коррумпированной докторши и нарушения защиты данных, но кто будет париться на такие мелочи? Взятки и торговлю личными данными даже как-то неловко преступлениями называть — все же так делают испокон веков.

Бизнес идёт прекрасно до тех пор, пока Марла случайно не нарывается на мать бывшего русского криминального авторитета. Русский мафиози пытается вызволить свою мать и деньги из плена. В результате этих попыток происходят несколько несостоявшихся убийств — самой Марлы, ее девушки (разумеется, в современном мире можно быть только лесбиянкой) и самогó русского мафиози на пенсии. Побеждают женщины, поверженный крутой мафиози признаёт превосходство Марлы и даже предлагает ей совместный бизнес — грабить стариков в федеральных масштабах. Фильм заканчивается хэппи-эндом — несчастный и совершенно никчемный мужичонка, неизвестно где раздобывший пистолет, убивает Марлу посреди белого дня на улице из мести за свою похищенную и угасшую в элитном концлагере мать. Фоном этого убийства — обложки Форбс и интервью Марлы в качестве самой успешной женщины года.

Photo by Maryia Plashchynskaya on Pexels.com

Брррр… Ещё раз: хэппи-энд — это убийство, а герой, то есть антигерой, то есть героиня … или всё-таки антигероиня? В общем главный персонаж этого фильма несёт нам постулаты о том, что не надо бояться человека только потому, что у него есть член, надо много работать, никогда не сдаваться, всегда побеждать, играть только по своим правилам … и это все для чего? А точно, чтобы накачивать стариков наркотиками и грабить. Ax, вот как надо было? А мы, идиотки, веками варим борщ, а тут такие интересные дела можно крутить! Вот мужики-козлы, утаили от нас такие развлечения!

Как ни старались сценаристы, у них не получился ни герой, ни антигерой. Несмотря на все белые одежды и мотивирующие постулаты, мне очень сложно было почувствовать хоть что-то, отдаленно напоминающее симпатию, к человеку, который похищает стариков и мучает их ради денег. Даже трюк с мафией не сработал. Обычно мафия, если она не плоское воплощение зла, появляется в тот момент, когда бессильно государство, не работает закон, нет порядка — и вот тут появляется Робин-Крестный-Гуд-Отец и всех спасает, пусть и не очень гуманными методами. Но здесь и мафия оказалась бессильна. Все бессильны перед женщинами-львицами. Один выход — раздобыть огнестрельное оружие и шмальнуть в падлу. Просто блеск!

Надо сказать, что чувство бессилия — единственное чувство, не покидавшее весь фильм. Честный судья не может разгадать хитроумную игру коварной Марлы (понятное дело, он же мужчина, куда ему до нас, львиц) и идёт у нее на поводу как ребенок. Грозный босс русской мафии не может приструнить нахалку и выручить собственную мать. В конце нам всё-таки дают огрызок справедливости и кочерыжку возмездия, но никакого морального удовлетворения или радости от огрызков не бывает.

Photo by Dima Valkov on Pexels.com

Вообще фильм пробуждает в зрителе самые худшие чувства. Если зритель сочувствует Марле, он оправдывает жестокое обращение со стариками, воровство, мошенничество и радикальную беспринципность. Если же зритель ненавидит Марлу, он испытывает досаду от того, что ее убийство не удалось, и радуется хэппи-энду, который, как мы помним, успешное убийство.

На самом деле Аферистка отлично поймала веяния нашего времени. Хорошая актерская игра, лихо закрученный сюжет, все ниточки увязаны, все закольцовано и грамотно сделано — для чего, чтобы сообщить нам что конкретно? Не важно! Главное — чтобы у фильма был успешный успех. Месседж главной героини — будь сильной, смелой, непримиримой, принципиальной и беспринципной одновременно, иди напролом, лезь по головам, по трупам, не сдавайся, не моги проиграть, добивайся своего любой ценой — для чего? Неважно, ради успешного успеха. В смысле: успешный успех ради успешного успеха. Глубокомысленный бессмысленный тавтологический оксюморон — все как мы любим.

Если это равноправие, то мне впервые в жизни расхотелось быть женщиной. Пусть я буду просто человек.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

О бедном Трампе замолвите слово

Я не знаю, как у вас, а у нас в Бразилии… Ну ладно, не в Бразилии, а в Фейсбуке, и не у нас, а у меня. В общем, из моих фейсбучных фрэндов, из тех, кто активно и помногу пишут на актуальные темы, мало кого хотя бы разок не забанили в Фейсбуке за прошедший год.

Меня, кстати, тоже один раз хотели забанить. Потому что якобы написала расистский текст. Потом разобрались и оказалось, что текст как раз антирасистский, но с цитатами того, что мне приходилось слышать в свой адрес. Не забанили, короче.

К чему я это все веду? Каждый день, ну хорошо, может быть, сейчас каждый чётный из-за короны, но все же мы постоянно сталкиваемся с бесчисленным множеством мелких нарушений наших гражданских прав.

Photo by Tima Miroshnichenko on Pexels.com

Я занесла в телефонную книжку новый контакт и на следующий день Фейсбук предлагает мне подружиться с этим человеком. А кто ему разрешал залезать в мои контакты? А никто. Я наоборот упорото запрещаю в ответ на каждый запрос. Ещё я так же упорото запрещаю все «куки» и таргетированную рекламу. Ну и что вы про меня сейчас думаете, когда читаете эти строки? Совсем нечего делать тебе, задолбаешься все это отменять, зачем это делать, если все равно уже все данные твои спёрли, я ничего ни от кого не скрываю — знакомые мысли? Ага.

Это просто один пример. И таких примеров привести можно тыщи и даже мильоны. И к каждой мелочи можно приурочить какое-нибудь право. И многие активисты так и поступают. И чаще всего об этих активистах говорят, выразительно прокручивая пальцем у виска. Да вот хотя бы вспомнить Грету Тунберг. Уж сколько развеселых шуток мы о ней прочитали и написали. Но такова цена публичности.

А вот Дональд Трамп. И уж сколько разнообразнейших прав умудрился нарушить этот человек — уму непостижимо. Но стоило богомерзким Фейсбуку и Твиттеру забанить этого веселого дедушку, какой дикий хайп поднялся…где? В Фейсбуке и Твиттере, а где же ещё подниматься хайпу? Спрóсите тоже. И кто же его поднял? Неужто трамписты? Да нет, ну зачем же сразу трамписты, вечно вы впадаете в крайности — защитники прав и просто честные люди. А разве Трамп не человек? Разве его не надо защищать? Свобода же слова же — высшее благо! Вы что?! Даже Меркель заступилась.

Photo by Mathias P.R. Reding on Pexels.com

Вот какие, например, бывают права человека, вы знаете? Вот, например, Резолюция ООН 217 A (III) от 10.12.1948. В ней содержится аж 30 статей написанных скучным юридическим языком. Возьмём, к примеру, статью 19:

„Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.“

Скучно читать? До зубовного скрежета. Но давайте всё-таки чуточку напряжемся и разберемся, о чем хайп? «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и свободное выражение их». Ну это просто. Думай, что хочешь, болтай, что хочешь, пиши, что хочешь. А где тут сказано, что свободное выражение не может ещё что-нибудь нарушить? А где тут сказано, что свободное выражение, которое нарушает ещё какое-нибудь право человека, не может повлечь за собой юридического наказания? Ничего такого тут не сказано. Но может быть, этим можно пренебречь? Зачем выдумывать какую-ту свободу, которая может нарушить другую свободу? Давайте упростим: мели, Емеля, твоя неделя. И нечего огород городить.

Так, чего там дальше? «…это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений…» — то есть нельзя никого переубеждать, вводить в заблуждение, манипулировать и способствовать изменению чьих-то убеждений. А вы не знали, что это тоже про свободу слова?

И в конце «…и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.» А вот тут уже не понятно. Если я, искренне заблуждаясь, что 2х2=-3, буду распространять любыми средствами и независимо от границ эту информацию, я одновременно реализую свое право на свободу слова и нарушаю чужое. Потому что я своими убеждениями мешаю кому-то получить информацию о том, что 2х2 всё-таки равняется четырем. А вдруг человек не знал, специально искал и нашел мой блог. Обрадовался, а там черным по белому: 2х2=-3. А если я ещё себе какой-нибудь титул пририсую? Допустим, я убеждена, что я нобелевский лауреат по математике — и кто же мне запретит распространять эти убеждения, невзирая на границы бесстыдства? А если меня начнут цитировать из каждого утюга? Вот так ищет человек информацию любыми средствами, а я ему злонамеренно препятствую из чистого тщеславия и все потому, что верю в заветы Шапокляк о том, что хорошими делами прославиться нельзя. И руки прочь от моей свободы!

Но что же теперь делать с бедняжкой Трампом? Чья свобода важнее? Одного на весь мир известного дедушки с интересной прической или всех людей, которых он обманул. Не обманул? Ну хорошо, дедушка просто шутит и поэтому у него по каждому вопросу два противоположных взаимоисключающих мнения.

Какой же этический принцип тут применить? Применим «врать нельзя». И что выходит? А выходит, что врать нельзя, но все же люди все равно врут. Значит, нельзя за это наказывать. Ну не так, чтобы совсем не наказывать. Если вам, например, под видом пары новеньких ботинок продадут один драный лапоть, то можно. Или если ваш врач пошутит с дозировкой лекарства и лекарство ваше превратится в яд, тогда тоже можно наказать. Или вот вы, к примеру, наврете о своих доходах в налоговой декларации. Или, может быть, наврете, что у вас нет пяти жен. Да мало ли, что можно наврать. Если ваша фамилия не Трамп, всегда найдется, за что вас можно на вранье поймать и по какой статье привлечь.

Или вот ещё хороший принцип — максимальная польза максимального количества людей. Не очень понятно, по какой математической формуле такая польза рассчитывается, но на вскидку получается, что врать — это всё-таки нехорошо. Но только, если вы — не милашка Трамп.

Так кого теперь банить? Всех или никого? А если Фейсбуку нельзя банить даже Трампа, значит, и мне нельзя банить всех придурочных, которые свою свободу слова выражают в неприемлемой для меня форме? Или мне можно? Мне можно, потому что я частное лицо, а Фейсбуку нельзя, потому что они частное предприятие? Я могущественнее Фейсбука? Ого! Или всё-таки всем можно? Или можно, но смотря кого? Или если нельзя, но очень хочется, то можно? Голова что-то кругом…

Никому врать нельзя, а Трампу можно. Для Трампа это называется свобода слова, а для всех остальных — мошенничество, преднамеренное введение в заблуждение и манипуляция. Иногда недееспособность, но это надо еще доказать. И кто же это решил, что Трампу можно болтать что зазря? Коррумпированный суд? Конгресс? Невидимая рука мировой элиты? Да нет же! Решил обыкновенный хайп. Просто сейчас модно хайпиться на Трампе и быть одновременно правозащитником — вот такой экзотический коронный микс.

Надо мне тоже как-то сообразить и похайпиться, что я клювом-то щёлкаю постоянно?

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный