Блог

Хорошие русские, злые украинцы и среда их обитания … или две стороны одной медали

В последнее время наблюдаю в соцсетях наплыв свидетельств о притеснениях русских во всем мире. Последний раз сталкивалась с таким в самом начале войны, когда люди из России поехали, куда глаза глядят выпускают.

Примерно в то же время ходили слухи о том, как отменяют российских учёных в западных университетах. За все западные университеты ничего не могу сказать, могу сказать за свой — ректор практически сразу прислал всем, имеющим отношение к Маннхаймскому университету, письмо о том, что никаких притеснений русских учёных в университете не потерпят, потому что университет — это территория науки и свободы мысли.

Тогда же встречались в трамваях семьи, очень похожие на русскоязычные, но говорящие на английском с очень сильным акцентом. Люди, встречавшиеся мне, с опаской смотрели по сторонам, как-будто боялись, что кто-то сейчас их разоблачит и выгонит. Но всем остальным пассажирам не было до них совершенно никакого дела.

Ну были ещё какие-то горестные истории о том, как нельзя расплатиться русскoй картой заграницей.

С тех пор рассказы о притеснениях русских поутихли. И вот, появились вновь, с новой силой. То с кем-то отказались по-русски говорить в Германии, то культуру русскую отменили в Италии, то украинцы не так себя ведут под бомбежками.

Хотя встречаются и всякие курьёзные примеры русофобской украинской пропаганды. Судите сами, разве может такое быть? (Не знаю, надо ли тут ссылку специальную сделать, типа И — ирония🤔)

https://zn.ua/UKRAINE/v-hermanii-russkojazychnye-muzhchiny-napali-na-ukrainskikh-bezhenok.html

В Фейсбуке есть любители выискивать все перлы то ли ботов, то ли обезумевших напрочь от страха людей и демонстрировать эту кунсткамеру в качестве доказательства … чего, собственно? Очевидно, собственных высоких моральных качеств. Вон, мол, смотрите, вы их жалеете, оружие им даете, а они вон чего про русских пишут и говорят.

Ирина Фарион о языке

Народ хайпует по Ирине Фарион — вот они, укрофашисты! Можно вайбить так, а можно услышать, что борец за чистоту украинского языка Фарион в первом же предложении говорит «внук» вместо «онук» — она филолог, ей видней. Можно пофантазировать о том, что если внук Ирины должен почему-то учить своего приятеля по садику украинскому языку кулаком, а не каким-то другим способом, возможно, это всего лишь проекция обучающего процесса, с которым сама Фарион некогда овладела мовой. Можно вообще раздухариться и, пока не отключили гугл, поискать информацию об этой женщине. Всяко можно.

Но в целом — в демократических странах откалывают и не такое. Председатель политической партии ХДС — не какой-то там право-радикальной, а что ни на есть центристской, по истине народной партии, к которой принадлежит между прочим и Меркель, назвал украинцев в Германии «социальными туристами». Потом извинился.

Часть избирателей его очень поддержала за это высказывание, а часть назвала популистом и расистом. Демократия, ёпт, не имеет никаких претензий на идеальность и абсолютность. Демократия приучает выдерживать то, что тебе не нравится, и реагировать на это адекватно.

Адекватно — это когда мир и благополучие. А когда война? Как реагировать, когда убивают, насилуют, зимой отключают свет и отопление? Когда часть украинцев трясется в Украине за своих детей, а часть — трясется заграницей за оставшихся в стране родителей и мужей? Как тогда — адекватно?

От войны люди сатанеют, потому что война — это очень страшно. Кому не страшно, пусть пересмотрит фотографии из Бучи ещё раз. Может быть, так защищается психика. Может быть, у кого-то слоновая непробиваемая кожа и никакая Буча ничего ему не объяснит.

В войне нет никакой эстетики и морали. Это не кино про матрицу, где очень красиво летят отстрелянные гильзы, а драки похожи скорее на балет, чем на рукопашный бой.

Стоит ли удивляться, что люди спасают свою психику как умеют? Ну просчитался этот странный человек: хотел довести украинское население до паники, а довел до другой крайней эмоции. Теперь про ёбаную русню заканчивается кричалка, начинающаяся словами «Слава Украине!».

Мне не нравится продолжение этой кричалки. Україна понад усе отличается от Deutschland über alles только названием страны. В Германии заплатили дорогую цену за то, чтобы убрать эту строчку из национального гимна. Украина сделала эту строчку своим девизом, вместе со Все буде Україна. Что это значит? Кто это кричит и что имеет в виду? Нет ответа. Просто очень хочется кричать.

Люди кричат, потому что им сейчас хочется кричать. Возможно, у людей из Украины сейчас более кровожадные желания. Думать не хочется сейчас, не получается. Когда надо выживать, думать трудно.

Тем более на подхвате масса блогеров, экспертов и патриотов, объясняющих, почему патриотизм и национализм — это очень здорово. Бандера и Шухевич — герои. На постсоветском пространстве вообще очень любят героев. И так же, как в советском детстве, никто не спрашивает, в чем именно их героизм. Раньше нас так учили в школе. Теперь нас так учат в Ютубе.

Люди различают оттенки национализма и нацизма. Национализм — это же совсем не нацизм. Это совсем другое. Это не когда говорят, что украинцы самые лучшие, а когда говорят, что русские — самые ужасные и поэтому их всех надо убить. Освободить планету. Да-да, где-то мы уже такое слышали. Не подскажете — где?

Те, кто это говорит, вряд ли помнят про Вторую мировую войну и Холокост. Там тоже были одни, самые плохие в мире, которых нужно было как можно быстрее истребить. Чем закончилось, все в общем-то знают. Зачем повторять этот опыт?

И ответ на этот вопрос все тот же, что и всегда — если ты отличаешься чем-то от ебаной русни, в чем твое отличие? Величие и бескультурье, ненависть-ненависть-ненависть и желание урвать кусок — это руzzкий мир. Ему противостоят человеколюбие, разум, прогресс и демократия, ёпт, со всеми ее недостатками. На чьей ты стороне?

И можно спорить, что на третий рейх никто не нападал, а они сами убивали своих мирных граждан и вообще все было не так и в другое время. Но в сущности декорации не важны. Важно право решать, что есть некие плохие, которых нужно истребить. Оправдано это право или совершенно неприемлемо — вот в этом суть.

Я не историк, чтобы писать историю украинского национального движения. Кто интересуется, способен сам найти достоверные исторические факты и изучить вопрос. Не за пять минут, конечно, и не в Ютубе с Википедией.

Всем, кому лень изучать вопрос досконально, предлагаю подумать вот о чем. Концепция национального героя сформировалась в традициях соответствующего периода времени — в период становления национальных государств, то есть самое позднее 100 лет назад (я сейчас не имею в виду даты жизни конкретных людей, а процесс изменения формы государств с одной на другую). Тогда вообще была другая манера во всем мире. Насилия было значительно больше, прав человека значительно меньше и совершенно не было никакого Ютуба. И интернета не было. И антибиотиков не было. И ещё много чего не было.

Один национальный герой боролся против угнетения крестьянства, теперь благодарные потомки хранят его мумию в мавзолее на Красной площади. Второй национальный герой в своем роде тоже боролся за независимость советской России. Всего-то навсего загубил миллионы своих сограждан. Потом был изобличен посмертно в культе собственной личности. Теперь снова реабилитирован как герой.

Современный руzzкий национальный герой вначале героически убивает свою собственную бабушку. Потом героически сидит в тюрьме. Потом героически убивает украинцев. Он борется против фашизма в Украине и за независимость Роzzии от НАТО.

Разные бывают герои. Память избирательна и помнит только то, что ей хочется. Может, стоит как-то тщательнее выбирать своих героев?

Но вопрос мой вот в чем: если никто не готов добровольно отправиться жить в реалии того мира — без Ютуба, доставки еды и Uber, если всем понятно, что стандарты и условия того мира нам совершенно не годятся, то почему мы без всякой рефлексии перенимаем героев того времени в наш, 21 век? Все поменялось, только стандарты героизма остались антикварными. Впрочем, в совке всегда любили поклоняться идолам, а разборчивостью никогда не отличались. Руzzкий мир и его идолопоклонство.

Я думаю, что в некотором смысле неплохо раскачивать такие националистские и рессентиментские настроения. В некотором роде эта практика имеет свой практический смысл. Одни сатанеют с криками хороший русский — мертвый русский. Другие находят во всем этом оправдание войны — вот же они, укрофашисты, вон их сколько в интернете! Не зря их, таких осатанелых, убивают, они же совершенно дикие! И ненавидят. И хотят убить. И представляют угрозу. Кому? Русским, притесняемым во всем мире людям.

И тогда в интернете появляются посты возмущенных, напуганных и, разумеется, хороших русских:

Найдено на просторах Фейсбука

Не знаю, кого такие посты образумят. И чему они научат. Разве что великорусскому шовинизму. Когда твоя страна устраивает Бучу, самое время запереживать о шовинистическом и расистской правительстве в другой стране. Своего же правительства нет, свои проблемы, видимо, уже все решены и можно поделиться своим непрошеным опытом с другими.

Люди ищут и находят подтверждения. Одни — того что в Украине нацисты, другие — что хорошими русскими бывают только их трупы. Кто ищет, тот всегда найдет.

Долгие годы все эти люди, с обеих сторон, объясняли, почему все немцы — поголовные фашисты. Теперь фашисты не немцы, а — как вам угодно — русские или украинцы.

Это некий синдром Дождяотмену Латвией лицензии на вещание телеканалу До///дь многие либерально настроенные люди восприняли как личную обиду. Не знаю, как объяснять этот синдром. Возможно, люди ищут некий якорь, хоть что-то, во что можно верить. А им снова выбивают почву из под ног. Это как надпись в метро не прислоняться, потому что прислониться уже не к чему. Нужно все время думать заново, сопоставлять, анализировать, не принимать на веру, но это же тяжело.

Возможно, кто-то чувствует дискомфорт, зуд, подобие вины. Часть моих знакомых справляется с этим зудом конкретными делами и конкретной помощью украинцам. Посильной помощью. И это не очередной поиск хороших русских, отнюдь нет. Но просто каждый украинец, которому помог каждый из моих русских друзей, наверное знает как минимум одного нормального русского человека. И он не будет кричать больше ёбаная русня, потому что этот один нормальный человек облегчил хоть немного его боль.

Но тогда выходит, что надо или думать или делать. А если ни того, ни другого по какой-то причине не выходит, случается синдром Дождя. И тогда приходится учить латвийцев, кому и какие лицензии им правильно раздавать — ну откуда же им самим-то знать? Что там той Латвии на карте? И тогда хочется обвинить кого-то другого — латвийцев, украинцев, черта лысого, но только успокоить свою совесть и свою душу.

Я по-прежнему считаю, что вполне достаточно, если каждый будет следить за собой. Я по-прежнему считаю, что критиковать политзаключенного порядочный человек считает допустимым только после того, как этот заключённый выйдет из тюрьмы. Я по-прежнему считаю, что украинцы полноценные граждане и сами разберутся в своей стране. Я по-прежнему считаю, что порядочный человек не может поставить на одну доску русскую культуру, свои бытовые проблемы и Бучу.

Да, это тяжёлое бремя и, да, его придется нести всем обладателям российского паспорта. Нельзя одновременно быть носителем великой русской культуры и быть ни при чем. И виноват во всем не только один странный человек. Одних погибших с русской стороны уже больше сотни тысяч — они не в несчастном случае на прогулке потеряли свои жизни. Каждый сам знает меру своей вины, не нужно ее заочно назначать.

Каждый решает этот вопрос по своему. Кто-то выживает. Кто-то пытается помочь хоть кому-то. Кто-то выискивает хороших русских и злых украинцев. Кто-то устраивает охоту на ведьм, пряча таким образом бардак в собственном доме. Каждый решает сам за себя.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

Планы на следующий год

Новый год — время подведения итогов старого года и планов на будущий. Прошлый год всех (кто до сих пор не умел) научил, что планы на будущее — дело сугубо личное, до которого вселенной, богу, природе или кому вы там молитесь совершенно никакого дела нет. Но тем не менее, жизнь продолжается, а значит, хотелось бы задать ей какое-то направление. Хотя бы гипотетически.

Проанализировав историю своих блогов за прошлый год, вынуждена заключить, что и начала не за здравие, и закончила совсем заупокой. И понятны тревожные вопросы моих друзей в течение года «где ты?», «почему ты ничего не пишешь?» — история хронологии моего блога наводит на прогрессирующее депрессивное состояние его автора. Или авторки. Мне больше нравится блогиня, но это я отвлеклась.

Хочется ответить: ну что же мне делать, если текст не лезет из меня? Раньше выпадал просто из карманов и рукавов, успевай только записывать. А теперь я больше не графоман и искренне завидую Бабченко, который выдает по нескольку раз в день во всех соцсетях свои измышления по всем вопросам — от политологического анализа линии президента Украины до кинокритики арт-хаусных фильмов.

Я не справляюсь со своим рабочим графиком и не успеваю кроме своих обычных рабочих, домашних и общественно-полезных обязанностей вести блог. Это никуда не годится. Поэтому первая цель на год: упорядочить свой план работы и регулярно вести блог хотя бы раз в неделю.

Что я делала весь год? Писала диссертацию, что стало затруднительно после 24-го февраля. Когда в городе моего детства (и других украинских городах тоже) творится бог знает что, очень сложно писать научную работу на отвлеченные от войны темы. Судя по количеству научных статей о войне по разным философским дисциплинам, появившихся за год, на темы, не имеющие отношения к войне, тяжело писать не одной мне.

Но всё-таки, необходимо вспомнить, зачем я затеяла писать свою диссертацию и почему считала крайне важной исследуемую мной тему. Война закончится, жизнь продолжается даже во время войны. Особенно во время войны. Иначе можно сразу сдаться и согласиться с тем, что этот странный человек и его зетанутый руzzкий мир победил. С такой постановкой вопроса я категорически не согласна. Поэтому вторая цель на год: работать не покладая рук и не сдаваться раньше поражения.

Часть прошлого года заняла общественно-полезная деятельность. Нескольким людям понадобилась моя помощь и я старалась ее оказать настолько хорошо, насколько у меня получилось. Что я вынесла из этого опыта? Убедилась в справедливости пословицы делай добро и бросай его в воду. В том смысле, что не жди благодарности, а просто делай для себя — в силу своего разумения, в силу своих возможностей. Исходи из того, что люди твою помощь не станут рассматривать как таковую, а лишь как твой долг. Поэтому для всех желающих самоутвердиться, помогая другим, у меня плохая новость. Вы просто возвращаете кем-то назначенный вам долг. В соцсетях можно найти множество подтверждений расхожести этого мнения — весь коллективный Запад вместе взятый и его отдельные представители обязаны. Точка. Поэтому третья цель на год: проникнуться другой пословицей делай что должен и будь, что будет и не морочить себе голову всякой ерундой.

С некоторой оторопью и ужасом наблюдаю за развитием мысли в русском и украинском сегменте интернета. Немецкий и английский тоже особо ничем не радует. Но русско-украинский регулярно даёт шок-контент. В этой связи я продолжаю оставаться на своей позиции по поводу русского языка. По исторической случайности моим родным языком является русский. Украинским и ещё несколькими другими я владею достаточно хорошо, чтобы полностью отказаться от русского. И тем не менее, я по-прежнему не собираюсь дарить свой родной язык путину, потому что он решил присвоить его себе. Он уже много чего себе присвоил и тем не менее, люди проливают кровь за каждую пядь земли. Я понимаю чувства людей, живущих сейчас в Украине и ежедневно сталкивающихся с последствиями художеств группы людей, лучше всего описываемых понятием русня. Принадлежность к этой группе не этническая, а скорее культурно-идеологическая. Адепты мировоззрения русского мира имеют свои правила и нормы поведения. Словообразование русня интересно само по себе. Составленное из частей русский и хуйня, оно несомненно несёт пренебрежительную окраску. Примечательно, что первая часть этого словообразования отсылает к самоназванию русский мир. Вторая часть показывает отношение людей, не относящих себя к концепции русского мира, к этой идеологии. Мне сложно поспорить с тем, что русский мир — это полная хуйня. Язык как всегда честен и точен. Но у меня есть географическая дистанция, которая позволяет мне оставаться собой. На русском языке говорят около 300 млн. людей по всему миру. Эта цифра значительно превышает население России и никак не обосновывает тезис о принадлежности русского языка русским. Тогда следовало бы согласиться, что английский язык принадлежит англичанам и удивляться, почему это в различных компьютерных программах по работе с текстом есть разделение на британскую, американскую, австралийскую и даже индийскую версии английского языка. Русский язык принадлежит людям, которые на нем говорят. Значительная часть населения России говорит на языке, который условно можно назвать русским. А можно, исходя из фактический лексики и грамматики этого диалекта, назвать русняцким. Я по-прежнему не готова ничего подарить ни путину, ни той самой русне. Кто щедрый — пожалуйста, а я нет. Свое я оставляю себе. Поэтому четвертая цель на год: оставаться собой в любых обстоятельствах.

Вот такие цели на год. Не знаю, получится ли у меня осуществить хотя бы одну из них, но я буду честно стараться.

P. S.

Толчком к написанию этого текста послужило одно видео, случайно найденное мной на бескрайних просторах Твиттера. Оно насмешило меня настолько, просто довело до истерики, что вывело из ступора и вынудило высыпаться из меня этот текст. Хороший этот текст или плохой — без разницы. Главное, что он вообще появился.

В комментариях к этому видео множество упрёков к человеку, его опубликовавшему. Мол, зачем плодить такое в интернете. А я всё-таки оставлю его в качестве памятника. Во-первых, потому что это было. Пусть никто не говорит потом, что это выдумки, что это перебор, что такого кринжа не бывает и всякое ври-да-не-завирайся. Очень хочу оставить памятник народу, который в отличие от мерзкого путина не хочет войны, освобождает россиян в Украине от фашистов, защищается в Украине от НАТО, удумавшего смять Россию и русских — и все это, заметьте, одновременно.

Во-вторых, я хочу оставить памятник даже не столько современному контенту, сколько предпочтениям современной аудитории. Вот этот кринж шедевр набирает несколько сотен тысяч просмотров только в одном ретвите. Сколько таких ретвитов и сколько просмотров выходит на круг, считайте сами, если вам не лень. Вот это то, что хочет видеть современная аудитория и то, что алгоритмы будут ей показывать. Мне такой популярности не достичь никогда, поэтому я просто буду пиариться засчет более талантливых блогеров, что же мне ещё остаётся? В этом видео прекрасно все — и текст, который стоит разобрать на мемы, и решительный взгляд в камеру, и постановка, и свет, и фон, и надрыв в голосе на главных словах, но больше всего мне нравится домашний халат. Ни одного видео больше не сниму, пока не найду себе такой же. В общем, недостижимый для меня уровень.

А в-третьих, хочу оставить памятник времени, когда юмор такой черный, что в мирное время его страшно будет пересматривать. И совершенно не важно, стёб это такой или правда. Но это было, это смешило меня и заставляло писать новый текст в январе 2023-го года. Вы тоже полюбуйтесь:

Видео, которое гуляло в Твиттере от Варламова до бесконечности в начале января 2023-го года

И чтоб не было сомнений и разговораов потом, что я это просто выдумала — вот, ещё раз, как это было в Твиттере:

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

Великорусский шовинизм или сплошные эмоции*

*Когда много эмоций, много ненормативной лексики. Кто боится слова «xyй», сразу уходи и читай что-то другое.

Очень многие русские люди не понимают, что такое великорусский шовинизм. А и правда сложно объяснить человеку, который в нем хоть и живёт всю жизнь, но никогда не ощущал его по отношению к себе. Неосознанный бывает великорусский шовинизм. И намеренный бывает. Всякий бывает.

Иногда человек не подозревает о своем великорусском шовинизме, сталкивается с ним однажды, ужасается и начинает за собой следить. И перестает.

Иногда человек не замечает свой великорусский шовинизм, сталкивается, возмущается — при чем тут? -, говорит, что это просто чьи-то комплексы, не бывает никакого великорусского шовинизма и вообще. И не перестает.

Неиногда люди любят бегать стадом и кричать «мы- великая Россия!». Хоть камни с неба, мы — великие. Туалет на улице, какое-то дикое количество детей погибает ежегодно в России в этих туалетах — буквально тонет в говне. Но велИко тонет. Тут без комментариев.

Нашла один пост в Фейсбуке и подумала, что вот он — лучший пример великорусского шовинизма. Лучше я объяснить не сумею. Кто сможет, тот поймет. Кто не сможет, тот не сможет. Но лучше, правда, не получится.

Этот пост вызывает у меня бурю эмоций. Поэтому я его тут целиком поставлю — пусть вас тоже поштормит. Долой мужской холодный рациональный мир, да здравствует женский — где эмоции вначале можно испытать, а потом уж подумать, о чем это, зачем это, почему это и как быть дальше.

«Извините, сразу два поста, то се, я не Фридман, я не страдаю, что нет возможности нанять водителя или уборщицу, но знаете, когда уезжаешь из страны из-за войны, теряешь, сука, буквально — буквально — все практические известные тебе способы существования (работа, зарплата, дело, круг, жильё, эппл пэй, Airbnb, booking — потому что у тебя нет карты, попробуйте снять себе койку в 14-местной комнате в хостеле, если у вас нет карты), и ты в общем молодец, бодрячком, приключения, свои радости, и главное честность перед самой собой, потому что жить в стране, которая бомбит Украину я не могу энивэй, но вот ты в 15м городе с февраля, и решаешь, что неплохо бы, может, просто сходить в кино, потому что надо девать куда-то сочетание абсолютной незанятости ничем, отсутствия денег и отсутствия сил. Идешь такой радостный в старинный красивый кинотеатр в центре прекрасного европейского города. И группу украинок, которые тоже живут в твоём хостеле (бесплатно по всей почти Европе) пускают в кино (на фильм downton abbey new era) бесплатно, а тебя, при этом, не пускают в него вообще, потому что не принимают наличные, а карту ты не можешь завести нигде, и ты даже не пытаешься решить проблему, не просишь, скажем, украинок, которые точно, точно не откажут и вообще весёлые и прекрасные, купить тебе билет, не споришь, как ты всегда делал, не пытаешься бороться там за что-то, не уговариваешь (как всегда умел), а просто — Не удивляешься, забираешь свои 5 евро за билетик и кокаколу в кошелёк, разорачиваешься и уходишь нахуй, обосранный с ног до головы.

Внимание! Внимание! Внимание!

Пост не про то, какая я несчастная, я вообще-то окружена вниманием, заботой, и отлично провожу время. Пост про то, как же меня заебала несправедливость, на всех уровнях, от чудовищной войны, до вот таких незначительных мелочей, которые я, простите, поедаю в своих путешествиях с февраля ведрами. И весь мир, любая такая же как я девушка из Польши, или Португалии, или откуда угодно, может пойти в кино, а любая такая же как я девушка из России — не может. И весь мир, при этом, торговал и торгует оружием с Путиным, руку ему жал 20 лет на всех этих пресс-конференциях, форумах итд. А ответственность за все это несут беженцы из России. Беженцы, да. Хоть 899 мне теперь тут напишите комментариев, что беженцы это не я, а люди, которые с детьми и целлофановыми пакетами выбирались из-под бомбежек. Я столько раз поучаствовала в подобных беседах, что оч хорошо знаю, что на что отвечать. Я тоже беженец, черт побери, таких как я сейчас — тысячи, десятки тысяч, не знаю, не гуглила.

Это пост не про то, как меня надо пожалеть (не надо). Это пост про несправедливость, а я не могу молчать когда творится несправедливость, даже, ооооч редко, когда несправедливость случается по мою душу. Было бы не про меня — ещё громче кричала бы об этом, траст ми.

Кому, как, каким конкретно образом, в цифрах и отчетах, как именно вся эта санкционная истерика в адрес «мирных жителей» (как минимум) помогает Украине в войне? Не точечный санкционный список, не конкретные виновные, а вот так, тупо по национальному признаку, из России, значит нет у тебя карточки, все очень мило улыбаются, но sorry we don’t accept cash. Какую пользу я приношу сейчас Украине, сидя на ступеньках кинотеатра, потому что пока не возникло идей, куда идти дальше? Если я ее приношу — я только за.

Приношу?

В цифрах плиз.

Спасибо за внимание.»

Пост Varvara Turova в Фейсбуке

Да нет, Варвара, ничего мы тебе не должны — ни цифр, ни доводов, ни сочувствия. Мы все тебе пофигу, так почему нам должно быть хоть какое-то дело до тебя? Вокруг творится адский ад, а тебя мучает несправедливость? Риали, или как ты там говоришь по-русски?

Что я чувствую? Для начала, я не могу про себя сказать, что я оч хорошо знаю, что на это отвечать — у меня нет алгоритма для специальных случаев.

Девушка из России шароёбится с февраля по Европе, уже 15-й город. Она потеряла все — работу, зарплату, дело, круг, жильё, эппл пэй, Airbnb, booking — потому что у нее нет карты. Все современного мира. Она не может жить в России, потому что не может жить в стране, которая бомбит Украину … энивэй. Ну вот она шароёбится.

Она живёт в хостеле, в одной комнате с женщинами из Украины. Она тоже хочет радостно сходить с ними в кино. Почему-то ей очень важно то, что и в хостел, и в кино украинкам можно бесплатно. А ей нет. Ее не пустили в кино, потому что в этом кинотеатре нельзя расплатиться наличными. А ее русская карта не работает. Ей не нравится эта несправедливость. И, траст хёр, эта санкционная истерика по отношению к мирным жителям России, эта дискриминация по национальному признаку — ведь у украинок тоже нет карты, но им можно бесплатно в кино, а ей нет — ее порядком задолбала. Ну сколько можно?!

Что я чувствую? Я чувствую гнев. В кино тебя не пустили, блять?! В кино?!?!?! А сколько людей не могут сейчас в кино — ни с картой, ни за наличные, вообще не могут? А сколько людей в России, которые могут жить в стране, которая бомбит, и могли бы пойти в кино в принципе, но не идут — не до кино им сейчас?

Кто-то скажет — надо быть милосерднее, у человека нервный срыв, она не виновата ни в чем. Почему ни в чем?

Я не знаю, как живёт, что делает и что чувствует эта девушка, я просто читаю то, что она мне написала. Хорошо, не лично мне, но она писала это в Фейсбуке, хотела, чтобы прочли люди. А значит, и я. Я читаю.

Что может сделать человек в ее ситуации, какую принести пользу?

Может сказать, например, хорошо, у меня нет ни денег, ни страны, ничего больше, но раз уж я попала в такую ситуацию, я просто разделю судьбу этих женщин из Украины. Я буду рядом, я буду с ними, я буду выносить их тяготы, я буду слушать их рассказы, смех, протяжные песни, я буду рядом, когда лавиной прорвут их слезы, я буду качать их, держать на руках, любить, отдавать то тепло, которое у меня ещё осталось, утешать их боль, держать их сердце, чтоб не выскочило из груди и не разбилось об пол, я буду … рядом. Нет?

Тогда я пойду в любой из этих 15 городов, найду там лагерь беженцев и скажу: у меня нет денег, но у меня есть руки, голова и сердце. Я хочу быть волонтером, помогать тем, кому сейчас ещё хуже, я буду работать за кров и хлеб, я буду помогать нянчить детей, ухаживать за стариками, выгуливать чьих-то собак. Я буду рядом. Нет?

Тогда я поеду в страну, которая разрешила въезд беженцам из России и поверю словам министра экономики этой страны, который утверждает, что такие как я принесут его стране много пользы. Я хочу приносить пользу. Я хочу приносить пользу людям, не важно какой страны. Я хочу жить, любить, веселиться и чувствовать себя человеком. Я буду. Нет?

Нет, я буду изливать свои непереносимые страдания в Фейсбуке на бедные головы других людей. Я буду красиво стоять в изогнутой позе русской загадочной души. Я буду превращать свою жизнь в великую русскую литературу и гордо говорить «мне не нужна ваша жалость». Да мы и не собирались тебя жалеть, Варвара, не получается что-то.

А почему мы такие злые? Куда наша жалость-то подевалась, где милосердие? Где весь ресурс?

Рассказать? Расскажу.

Все силы ушли на то, чтобы даже думать себе запретить гадкое слово «русня». Чтобы каждый раз, когда видишь фотографии изуродованного родного города, говорить себе «да ерунда, отстроят ещё лучше прежнего, были б кости — мясо нарастет». Чтобы не реветь, когда хочешь позвонить в Харьков. Чтобы вообще суметь позвонить в Харьков — там намного тяжелее, чем где-то ещё, ну разве что кроме Мариуполя. Чтобы найти в себе силы разговаривать со своими друзьями в Украине, которые сейчас все немного не в себе — а кто может быть в себе? — и успокоить их, ободрить их, говорить какие-то милые глупости, просто хоть что-то им говорить, чтобы они жили. Чтобы не орать на некоторых людей из Украины — а в беженцы берут не только ангелов, а сразу всех, без кастинга — вы что там, охуели совсем себя так вести?! Чтобы не принимать участие в конкурсе «волонтёр года» и не участвовать в соревновании «а скольким украинским семьям помог ты? поделись с друзьями в Фейсбуке!»

От себя не убежишь, Варвара, хоть в 125-м европейском городе, начиная с февраля. И дело тут не в картах и вообще не в деньгах. Когда я читаю «я не могу жить в стране, которая бомбит», я начинаю думать о людях, которые могут. Это упыри? Вот эти, которые могут, которые стали чуть ли не подпольщиками-экстремистами для того, чтобы делать совершенно простые, понятные и нормальные вещи, и выдерживать — выдерживать! — помогая другим, кому ещё хуже. Не понимаю, как можно, живя в комнате с украинскими женщинам, слушая ежедневно их разговоры, понимая полное отсутствие у них ненависти к себе и готовность оплатить этот чертов билет в кино, чувствовать несправедливость? Это точно несправедливость?

А тут не пустили в кино. Кино и немцы. Нет, немцы в этот раз совершенно ни при чем. Немцы в этот раз — просто немцы. Варвара, ты ведь знаешь, почему ты не позволила купить украинским женщинам тебе билет в кино. Знаешь ведь? Нет? А я знаю. Если бы ты, Варвара, что-то дала этим весёлым и прекрасным женщинам, ты бы легко сумела что-то от них принять. Вот это — великорусский шовинизм.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный