Блог

Великорусский шовинизм или сплошные эмоции*

*Когда много эмоций, много ненормативной лексики. Кто боится слова «xyй», сразу уходи и читай что-то другое.

Очень многие русские люди не понимают, что такое великорусский шовинизм. А и правда сложно объяснить человеку, который в нем хоть и живёт всю жизнь, но никогда не ощущал его по отношению к себе. Неосознанный бывает великорусский шовинизм. И намеренный бывает. Всякий бывает.

Иногда человек не подозревает о своем великорусском шовинизме, сталкивается с ним однажды, ужасается и начинает за собой следить. И перестает.

Иногда человек не замечает свой великорусский шовинизм, сталкивается, возмущается — при чем тут? -, говорит, что это просто чьи-то комплексы, не бывает никакого великорусского шовинизма и вообще. И не перестает.

Неиногда люди любят бегать стадом и кричать «мы- великая Россия!». Хоть камни с неба, мы — великие. Туалет на улице, какое-то дикое количество детей погибает ежегодно в России в этих туалетах — буквально тонет в говне. Но велИко тонет. Тут без комментариев.

Нашла один пост в Фейсбуке и подумала, что вот он — лучший пример великорусского шовинизма. Лучше я объяснить не сумею. Кто сможет, тот поймет. Кто не сможет, тот не сможет. Но лучше, правда, не получится.

Этот пост вызывает у меня бурю эмоций. Поэтому я его тут целиком поставлю — пусть вас тоже поштормит. Долой мужской холодный рациональный мир, да здравствует женский — где эмоции вначале можно испытать, а потом уж подумать, о чем это, зачем это, почему это и как быть дальше.

«Извините, сразу два поста, то се, я не Фридман, я не страдаю, что нет возможности нанять водителя или уборщицу, но знаете, когда уезжаешь из страны из-за войны, теряешь, сука, буквально — буквально — все практические известные тебе способы существования (работа, зарплата, дело, круг, жильё, эппл пэй, Airbnb, booking — потому что у тебя нет карты, попробуйте снять себе койку в 14-местной комнате в хостеле, если у вас нет карты), и ты в общем молодец, бодрячком, приключения, свои радости, и главное честность перед самой собой, потому что жить в стране, которая бомбит Украину я не могу энивэй, но вот ты в 15м городе с февраля, и решаешь, что неплохо бы, может, просто сходить в кино, потому что надо девать куда-то сочетание абсолютной незанятости ничем, отсутствия денег и отсутствия сил. Идешь такой радостный в старинный красивый кинотеатр в центре прекрасного европейского города. И группу украинок, которые тоже живут в твоём хостеле (бесплатно по всей почти Европе) пускают в кино (на фильм downton abbey new era) бесплатно, а тебя, при этом, не пускают в него вообще, потому что не принимают наличные, а карту ты не можешь завести нигде, и ты даже не пытаешься решить проблему, не просишь, скажем, украинок, которые точно, точно не откажут и вообще весёлые и прекрасные, купить тебе билет, не споришь, как ты всегда делал, не пытаешься бороться там за что-то, не уговариваешь (как всегда умел), а просто — Не удивляешься, забираешь свои 5 евро за билетик и кокаколу в кошелёк, разорачиваешься и уходишь нахуй, обосранный с ног до головы.

Внимание! Внимание! Внимание!

Пост не про то, какая я несчастная, я вообще-то окружена вниманием, заботой, и отлично провожу время. Пост про то, как же меня заебала несправедливость, на всех уровнях, от чудовищной войны, до вот таких незначительных мелочей, которые я, простите, поедаю в своих путешествиях с февраля ведрами. И весь мир, любая такая же как я девушка из Польши, или Португалии, или откуда угодно, может пойти в кино, а любая такая же как я девушка из России — не может. И весь мир, при этом, торговал и торгует оружием с Путиным, руку ему жал 20 лет на всех этих пресс-конференциях, форумах итд. А ответственность за все это несут беженцы из России. Беженцы, да. Хоть 899 мне теперь тут напишите комментариев, что беженцы это не я, а люди, которые с детьми и целлофановыми пакетами выбирались из-под бомбежек. Я столько раз поучаствовала в подобных беседах, что оч хорошо знаю, что на что отвечать. Я тоже беженец, черт побери, таких как я сейчас — тысячи, десятки тысяч, не знаю, не гуглила.

Это пост не про то, как меня надо пожалеть (не надо). Это пост про несправедливость, а я не могу молчать когда творится несправедливость, даже, ооооч редко, когда несправедливость случается по мою душу. Было бы не про меня — ещё громче кричала бы об этом, траст ми.

Кому, как, каким конкретно образом, в цифрах и отчетах, как именно вся эта санкционная истерика в адрес «мирных жителей» (как минимум) помогает Украине в войне? Не точечный санкционный список, не конкретные виновные, а вот так, тупо по национальному признаку, из России, значит нет у тебя карточки, все очень мило улыбаются, но sorry we don’t accept cash. Какую пользу я приношу сейчас Украине, сидя на ступеньках кинотеатра, потому что пока не возникло идей, куда идти дальше? Если я ее приношу — я только за.

Приношу?

В цифрах плиз.

Спасибо за внимание.»

Пост Varvara Turova в Фейсбуке

Да нет, Варвара, ничего мы тебе не должны — ни цифр, ни доводов, ни сочувствия. Мы все тебе пофигу, так почему нам должно быть хоть какое-то дело до тебя? Вокруг творится адский ад, а тебя мучает несправедливость? Риали, или как ты там говоришь по-русски?

Что я чувствую? Для начала, я не могу про себя сказать, что я оч хорошо знаю, что на это отвечать — у меня нет алгоритма для специальных случаев.

Девушка из России шароёбится с февраля по Европе, уже 15-й город. Она потеряла все — работу, зарплату, дело, круг, жильё, эппл пэй, Airbnb, booking — потому что у нее нет карты. Все современного мира. Она не может жить в России, потому что не может жить в стране, которая бомбит Украину … энивэй. Ну вот она шароёбится.

Она живёт в хостеле, в одной комнате с женщинами из Украины. Она тоже хочет радостно сходить с ними в кино. Почему-то ей очень важно то, что и в хостел, и в кино украинкам можно бесплатно. А ей нет. Ее не пустили в кино, потому что в этом кинотеатре нельзя расплатиться наличными. А ее русская карта не работает. Ей не нравится эта несправедливость. И, траст хёр, эта санкционная истерика по отношению к мирным жителям России, эта дискриминация по национальному признаку — ведь у украинок тоже нет карты, но им можно бесплатно в кино, а ей нет — ее порядком задолбала. Ну сколько можно?!

Что я чувствую? Я чувствую гнев. В кино тебя не пустили, блять?! В кино?!?!?! А сколько людей не могут сейчас в кино — ни с картой, ни за наличные, вообще не могут? А сколько людей в России, которые могут жить в стране, которая бомбит, и могли бы пойти в кино в принципе, но не идут — не до кино им сейчас?

Кто-то скажет — надо быть милосерднее, у человека нервный срыв, она не виновата ни в чем. Почему ни в чем?

Я не знаю, как живёт, что делает и что чувствует эта девушка, я просто читаю то, что она мне написала. Хорошо, не лично мне, но она писала это в Фейсбуке, хотела, чтобы прочли люди. А значит, и я. Я читаю.

Что может сделать человек в ее ситуации, какую принести пользу?

Может сказать, например, хорошо, у меня нет ни денег, ни страны, ничего больше, но раз уж я попала в такую ситуацию, я просто разделю судьбу этих женщин из Украины. Я буду рядом, я буду с ними, я буду выносить их тяготы, я буду слушать их рассказы, смех, протяжные песни, я буду рядом, когда лавиной прорвут их слезы, я буду качать их, держать на руках, любить, отдавать то тепло, которое у меня ещё осталось, утешать их боль, держать их сердце, чтоб не выскочило из груди и не разбилось об пол, я буду … рядом. Нет?

Тогда я пойду в любой из этих 15 городов, найду там лагерь беженцев и скажу: у меня нет денег, но у меня есть руки, голова и сердце. Я хочу быть волонтером, помогать тем, кому сейчас ещё хуже, я буду работать за кров и хлеб, я буду помогать нянчить детей, ухаживать за стариками, выгуливать чьих-то собак. Я буду рядом. Нет?

Тогда я поеду в страну, которая разрешила въезд беженцам из России и поверю словам министра экономики этой страны, который утверждает, что такие как я принесут его стране много пользы. Я хочу приносить пользу. Я хочу приносить пользу людям, не важно какой страны. Я хочу жить, любить, веселиться и чувствовать себя человеком. Я буду. Нет?

Нет, я буду изливать свои непереносимые страдания в Фейсбуке на бедные головы других людей. Я буду красиво стоять в изогнутой позе русской загадочной души. Я буду превращать свою жизнь в великую русскую литературу и гордо говорить «мне не нужна ваша жалость». Да мы и не собирались тебя жалеть, Варвара, не получается что-то.

А почему мы такие злые? Куда наша жалость-то подевалась, где милосердие? Где весь ресурс?

Рассказать? Расскажу.

Все силы ушли на то, чтобы даже думать себе запретить гадкое слово «русня». Чтобы каждый раз, когда видишь фотографии изуродованного родного города, говорить себе «да ерунда, отстроят ещё лучше прежнего, были б кости — мясо нарастет». Чтобы не реветь, когда хочешь позвонить в Харьков. Чтобы вообще суметь позвонить в Харьков — там намного тяжелее, чем где-то ещё, ну разве что кроме Мариуполя. Чтобы найти в себе силы разговаривать со своими друзьями в Украине, которые сейчас все немного не в себе — а кто может быть в себе? — и успокоить их, ободрить их, говорить какие-то милые глупости, просто хоть что-то им говорить, чтобы они жили. Чтобы не орать на некоторых людей из Украины — а в беженцы берут не только ангелов, а сразу всех, без кастинга — вы что там, охуели совсем себя так вести?! Чтобы не принимать участие в конкурсе «волонтёр года» и не участвовать в соревновании «а скольким украинским семьям помог ты? поделись с друзьями в Фейсбуке!»

От себя не убежишь, Варвара, хоть в 125-м европейском городе, начиная с февраля. И дело тут не в картах и вообще не в деньгах. Когда я читаю «я не могу жить в стране, которая бомбит», я начинаю думать о людях, которые могут. Это упыри? Вот эти, которые могут, которые стали чуть ли не подпольщиками-экстремистами для того, чтобы делать совершенно простые, понятные и нормальные вещи, и выдерживать — выдерживать! — помогая другим, кому ещё хуже. Не понимаю, как можно, живя в комнате с украинскими женщинам, слушая ежедневно их разговоры, понимая полное отсутствие у них ненависти к себе и готовность оплатить этот чертов билет в кино, чувствовать несправедливость? Это точно несправедливость?

А тут не пустили в кино. Кино и немцы. Нет, немцы в этот раз совершенно ни при чем. Немцы в этот раз — просто немцы. Варвара, ты ведь знаешь, почему ты не позволила купить украинским женщинам тебе билет в кино. Знаешь ведь? Нет? А я знаю. Если бы ты, Варвара, что-то дала этим весёлым и прекрасным женщинам, ты бы легко сумела что-то от них принять. Вот это — великорусский шовинизм.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

О чем говорить, когда не о чем говорить

Из радостного по нашим временам — украинская армия подбила украинскими ракетами «Нептун» флагман российского черноморского флота «Москва». В результате этого крейсер затонул вместе с 450 матросами команды. Полтыщи человек — на дно. Этот тот самый крейсер, который был отправлен по известному адресу пограничником Грибовым с острова Змеиный и вслед за которым теперь отправляют всех, кому положено и давно пора туда отправиться. Очень хочу почтовую марку с таким кораблем. Если мне повезет, я получу письмо из Украины в специальном конверте и с маркой — видела такие в интернете. И очереди видела — больше, чем за Айфоном, говорят.

Москва, теперь не корабль, объяснила проишествие в свойственной ей манере — на корабле вследствие неустановленных причин случилось возгорание, которое привело к пожару и детонации боеприпасов, вследствие чего корабль при буксировке к берегу в условиях сильного шторма утонул. Теперь это считается нормальным объяснением с точки зрения государства Роzzия. Раньше так не изгалялись, а говорили коротко «она утонула».

Это были радостные новости. Теперь обычные будни.

Президент Германии Штайнмаер, это который много лет дружил с Роzzией сам и призывал делать то же всю остальную Германию и давал в поддержку Украины концерты классической музыки с российскими музыкантами в самом начале войны, после жёсткой критики своего поведения экстравагантным послом из Украины Андрием Мельником, решил всё-таки — нет, не извиниться — признать свои ошибки. Признал. И решил отправиться в Киев — по примеру Бориса Джонсонюка, как ныне кличут его украинцы.

В Киеве ответили, что его никто не приглашал, во-первых, а во-вторых, в Украину сейчас не ездят туристы, а ездят главы государств решать конкретные вопросы. Насущные вопросы от Украины к Германии — эмбарго на энергоносители из России и поставка тяжёлого вооружения. Если Штайнмаер может положительно решить хотя бы один из них, пусть приезжает, конечно. А просто так — простите, некогда сейчас, война, знаете ли.

Штайнмаер обиделся страшно. А за него обиделось ещё какое-то количество немцев — как это так, Украина посмела! Да, нехорошо вышло.

Дерзкий посол Украины в Германии Мельник своими высказываниями довел немецкую публику до такого экстаза, что петиция о его отставке набрала уже 250 тысяч подписей немецких граждан. А я думаю, напрасно. Немецкую политику давно пора встряхнуть и привести в чувство. И пусть мне далеко не всегда нравится риторика Мельника, немецким политикам, давно выхолостившим идеалы дипломатии до преступного лицемерия и цинизма, будет полезна эта встряска.

Если можно автопробег, почему нельзя петицию? Если уж писать такие петиции и верить в их эффективность, то для окончания войны следовало бы требовать не отставки Мельника, а отставки совсем другого человека из Москвы, которая не корабль. Не подумали как-то… Или просто указания на организацию автопробегов и петиций приходят из одного (и того же) места. Демократию легко развести на лоха.

В это же время воспряла Сара Вагенкнехт от Левых и возобновила с новой силой свои камлания по поводу того, как деградировали Зелёные — партия мира -, решившие теперь разжигать войну поставками оружия в Украину. Вот, оказывается, кто разжигатель войны — а мы все никак не могли понять, кто же? Политика политикой, но сейчас как-то особенно мерзко выходит у некоторых политических деятелей.

Наверное, мы чего-то не знаем. А Вагенкнехт знает и потому уверена, что лично ей не прилетит руzzкой ракетой по кумполу. Хотелось бы мне иметь такую уверенность, но у меня ее нет.

Как бы там ни было, но значительная часть комментариев в немецких соцсетях развивает именно эту мысль: не надо нас втягивать в эту войну, прекратите поставки и война тут же кончится. Не знаю, что они там все вместе курят, но их много.

А тем временем в Германии растет обоюдная усталость — у принимающей стороны от беженцев и наоборот. В чатах для украинцев все меньше криков о помощи и полезной информации, но все больше претензий. Волонтеры помогают не так. Деньги выплачивают слишком долго и слишком мало. Медицина неправильная. Школа неправильная. И вообще, в Украине — судя по актуальным чатам — все жили значительно зажиточнее, чем на 350€ пособия в месяц и «подавитесь вашими копейками, мы едем домой в Ирпень».

Все устали. Никто не готовился быть ни беженцем, ни принимающей стороной. Никто специально не проходил курсы совместимости и терпимости. Война настигла всех в одинаковой мере, а не только хороших и добрых людей.

Вот и все, никаких особенных новостей больше нет. Плохих новостей нет — уже хорошо. Жду одну новость — чтобы утром открыть телеграм, а там по всем новостным каналам — война закончилась, Украина победила.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

Ударим автопробегом по …

Автопробеги вошли в моду. После автопробегов в Кельне-Бонне и в Берлине к этим выходным автопробеги стали организовать уже во многих городах.

Сегодня и завтра по улицам Германии проедут колонны машин, украшенные российскими флагами. Пройдет это театрализованное действие в рамках борьбы с дискриминацией русских, русскоязычных и русскоговорящих людей Германии.

В прошлом блоге я писала, что журналистам нужно просто побольше брать интервью у организаторов. И журналисты «выполнили» мою просьбу. В этом сюжете прекрасно все и в данном случае это не ирония.

Репортаж журналистки канала OstWest Валерии Добральской от 8-го апреля 2022

Российский немец Игорь из Орска, который настаивает на формальности своего участия в организации пробега, и коренной немец Рене, родившийся в ГДР и предпочитающий в общении и бизнесе русских, решили ударить автопробегом … Нет, не по бездорожью Германии, а по бездемократью.

Я не часто бываю в TikTok, как-то не зашёл мне этот сервис. А вот если бы бывала, может быть и знала бы, что Рене — популярный тиктокер, которого даже показывают по Первому каналу. Там он извиняется перед этим странным человеком за то, что в Германии нельзя вытащить российский флаг даже на секунду из кармана, чтобы тебя немедленно не повязали немецкие полицейские.

Чтобы наглядно продемонстрировать процесс немецкой вязки, и видимо, провести сравнительный анализ с русским винтажом, Рене решил помочь раскрутить в TikTok и других соцсетях заявленный Игорем автопробег против дискриминации русских и пропаганды в немецких школах.

Не знаю, можно ли считать это мероприятие успехом или провалом. Немецкую вязку и сравнительный анализ провести не удалось, потому что автопробег с жутким ревом, клаксонами и вырывающимся из динамиков российским гимном благополучно прокатился по Берлину, пугая украинцев, прибывших в тот день на берлинский вокзал.

Не повязали, а всего лишь выписали штраф владельцам всего лишь двух автомобилей из 400, принимавших участие в автопробеге, да и то не за флаги, как было обещано на Первом канале, а за букву зю на стекле одной из машин и за надпись с изображением звезды Давида на капоте машины уже самого Игоря.

В общем, полный провал, а не пробег.

Поэтому, в целях повторения эксперимента и чтобы всё-таки доказать, что «диктаторский режим» в Германии разрешает всем осатанело размахивать украинскими флагами — а украинскими флагами можно по всей видимости размахивать исключительно осатанело -, но мгновенно вяжет каждого, кто только подумает про российский флаг, решено было провести автопробеги как можно в большем количестве немецких городов. Организовали их теперь, наверное, уже другие люди. Ну, немецкая полиция, не подведи! — как говорится.

В четверг и пятницу зомбированные телевизором, который в Германии практически никто не смотрит, граждане Германии оборвали телефоны и ящики электронной почты городских администраций и местных полиций городов, в которых были заявлены автопробеги. Люди требовали отменить эти шабаши во славу войны, развязанной Роzzией в Украине. Но нет, коварная полиция и хитрые городские власти всем объяснили, что никак не может запретить автопробеги, потому что демократия и свобода собраний. Враньё конечно. Это они нарочно, чтоб сорвать эксперимент. И одновременно, чтобы всех повязать, как только они подумают про российские флаги. Ну а как иначе-то может быть? Коварное немецкое вязание, ёпт.

Ладно, закончим этот неумелый стеб и попробуем без шуток, если получится. Потому что состояние у меня истерическое.

Слушала я этот репортаж, слушала внимательно и думала — кто, когда и за что сумел так сильно притеснить русскоязвчных Рене и Игоря, что их израненная душа потребовала сатисфакции в виде целого автопробега из нескольких сотен автомобилей? Ошибки им что ли грамматические какой-то московский сноб исправил? Тема не раскрыта.

Игорь в репортаже на вопрос журналистки отвечает, что из стран ему ближе всего Германия. Рене никто не запрещает вести бизнес со всеми странами бывшего СССР. Оба работают, все у них вроде хорошо. Чего им не хватало для полного счастья? Выучить русский язык как следует?

Почему-то мне вспомнилось, как давно, больше двадцати лет назад, некоторые из вновь прибывших «русских немцев» — тогда они ещё помнили, что приехали в основном из Казахстана, и не называли себя российскими, даже те из них, кто действительно приехал на ПМЖ из России 90-х — так вот, некоторые из них очень переживали, почему их считают русскими, ведь они же самые настоящие немцы.

Тогда в ходу была такая гаденькая присказка «если лошадь выросла не по своей воле в свинарнике, она от этого не стала свиньёй». Ну вы поняли, кого определили свинарником, а кого чистокровным жеребецом будущие русские патриоты.

Конечно, не все рассказывали такие присказки и никогда не бывает, чтобы все. Выдыхайте все, кто уже начал было заходиться. Я слышала от своих знакомых множество трагических историй, как их бабушек и дедушек, живших на западе Украины (опять Украины???), однажды разбудили ночью люди с автоматами и без всяких объяснений погнали на вокзал. Как их грузили в вагоны для скота и много недель везли без еды и воды в неизвестном направлении. Как в пути погибали люди и русские солдаты их просто выбрасывали из поезда. Как однажды их высадили в какой-то пустыне и приказали жить теперь там. Как нужно было каждый день ходить по 12-16 км пешком до ближайшего отделения милиции и отмечаться там, что не сбежали. Как многие годы и десятилетия к ним относились как к преступникам. Как спустя десятилетия моих ровесников дети во дворе и школе дразнили фашистами…

Это не единичные истории. Это история каждой семьи «русских немцев». Это их трагедия. Она не может оставлять безучастным и равнодушным.

Как же так получилось, что пережив такую трагедию целого депортированного народа, пережив травлю и унижения, пережив в итоге все тяготы репатриации и эмиграции, и наконец, наладив свою жизнь на исторической родине, некоторые люди вдруг вспомнили про «лошадей в свинарнике» и решили вести себя в долгожданной, вымечтанной «конюшне» по-свински? Не знаю ответа.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный