Блог

Казнить нельзя помиловать

Любите ли вы политкорректность так, как люблю ее я? Шутка, конечно. Политкорректность — надоевшая, наболевшая, набившая оскомину, необходимая — не может быть предметом любви или нелюбви. Потому что это позиция и одно из выражений свободы. Но как любая экспрессия, политкорректность может выходить за рамки привычного, комфортного и вообще — добра и зла. Экспрессия может быть любой. И само по себе выражение своего отношения к чему-либо не является предметом морали. Мораль зашита обычно в подкладке — почему возмущение? Почему одобрение? Почему равнодушие?

Политкорректность — это про то, как изменение социальной нормы во взглядах на те или иные вещи отражается в языке. Ещё вчера н-слово было во всех детских книжках и в названиях шоколадок, а сегодня его в рот даже нельзя взять. Ни в каком контексте и ни с какой целью. И в принципе можно себе представить контекст, где это слово употребить нужно — научный, например, — но лучше этого не делать, потому что задолбаешься потом объяснять. А слушать все равно никто не станет, потому что все лучше тебя знают, что ты думаешь и, главное, — почему.

Ну вот, искоренили из употребления н-слово, цыгане пока искоренены не во всех языках (по-русски пока встречается в официальных названиях различных организаций, ассоциаций итд). И сложно поспорить. Язык действительно отражает (но не создаёт, нет, ребята, не создаёт) реальность. Зачем нам реальность, в которой есть расизм и дискриминация? Совершенно ни к чему, абсолютно согласна.

Темой употребления немецкого слова Jude (прототипа русского и польского слова жид) и заменой его на, возможно, более нейтральное и не отягощенное тысячелетиями антисемитизма Hebräer (немецкий аналог русского еврея) желающих почему-то нет. Тут расизм не такой явный. Или, может быть, даже желательный? Ну это я уж очень круто взяла — все ведь не расисты, но …

Зато не угодило слово curry — в смысле приправы карри. Тут мне сложно было понять суть и по поверхностному рассмотрению аргументация показалась бредом. Но поверхностное рассмотрение — это не повод для выводов, вначале надо разобраться, а потом уже что-нибудь утверждать.

Я не успела разобраться с карри, потому что увидела в сегодняшней газете, что теперь из употребления надо изгнать пиццу Гавайи (а заодно с ней сэндвич и шницель Гавайи). Если кто не знает, Гавайи — это название для гарнира пиццы, означенного сэндвича или же шницеля, в котором содержится ананас. Лепи себе на курицу или ветчину ананас сверху — и вот тебе Гавайи, экзотика в смысле.

Что не так с пиццей Гавайи? Не в смысле с рецептом — тут мне понятно, что эта комбинация может быть только оскорблением для любой пиццы -, а в смысле, почему Гавайи — расизм? И кто вообще все это придумывает?

В газетах пишут, что фуд-блогеры требуют переименовать пиццу Гавайи в пиццу Ананас из-за аллюзий на колониальное прошлое. Это какие фуд-блогеры? Это которые в Инстаграме фотографируют еду что ли? Это они про колониальное прошлое, вот эти, которые в ресторан ходят, чтобы сфотографировать тарелку и показать мильонам фолловеров?

Так, спокойно, надо вначале разобраться. Вот, пишут, группа активистов из Цюриха Linke PoC/Migrantifa покопалась в истории Гавайев и накопала, что при открытии Гавайев никакие ананасы там вовсе не росли. А уже потом, много позже, когда США аннектировали Гавайи (от чего?), они, то есть не соединённые штаты в полном составе, а граждане этих самых штатов завезли ананасы на остров и заставили индогенное население впахивать на плантациях, в полном соответствии с моралью, обычаями и бизнес-стратегиями того времени.

Так, понятно. А при чем тут пицца? А пицца тут при том, что спустя пару веков некий немецкий теле-повар в 50-х годах 20-го века решил разнообразить немецкую кухню ананасом и назвал это безобразие, то есть пиццу — Гавайи. В смысле, экзотичненько так, с выдумкой, а то все шницели да клопсы какие-то. На самом деле это не единственная версия происхождения пиццы Гавайи. Повар ее придумал точно, но может быть и не немецкий, а канадский, греческого происхождения, и, может быть, не в 50-х, а в 1962 году — не все же одним немцам пакости выдумывать. В данном случае, сути дела это не меняет.

Photo by Jeremy Bishop on Pexels.com

Так, тут тоже понятно. А при чем тут рабский труд гавайянцев за пару веков до этого? В прямом смысле ни при чем, но если знать историю завоевания Гавайев (ключевое слово — знать), то можно подумать, что этот самый то ли немецкий, то ли канадский повар нарочно намекнул на это безобразие. И в принципе Linke PoC/Migrantifa не настаивают, что у пиццы Гавайи существует расистский контекст. Даже наоборот, они против аргумента расизма в данном случае. Но просто напоминает же колониальное прошлое? Ну вот.

У меня, как всегда, много вопросов. Во-первых, почему колониальное прошлое надо забыть? Может, наоборот как раз — за одного битого двух небитых дают и всякое такое? Опыт, там, извлечь? Не повторять прошлых ошибок и делать лучше? Но для этого надо помнить. А тут говорят — напоминает, не годится, значит.

Во-вторых, меня очень коробит эта тонкая и мало понятная перестановка всех понятий. Колониализм и эксплуатация рабского труда гавайянцев был? Был. Какой-то повар пиццу обозвал? Обозвал. Чего не хватает? Не хватает связи между этими двумя событиями. О чем думал этот самый повар, будь он неладен, когда выдумывал свой новый рецепт? Теперь уж не узнаем.

О чем думает человек, когда видит пиццу Гавайи? Какой ассоциативный ряд возникает у него в голове? Ананас-Гавайи-колонизация-рабский труд-ананас? Или, может быть, ананас-тепло-экзотические страны-океаны-острова-Гавайи-цветы-южные ночи-музыка-секс (чем черт не шутит?)-ананас? Кто это решает, какие ассоциации должны возникать в голове при виде ананасов? Возможно ли теперь, после всего, что нам известно, совсем убрать ассоциативную связь Гавайи-рабский труд-ананасы? И можно ли теперь есть ананасы хоть в каком-нибудь виде, зная об их криминальном прошлом?

Я-то сочетание ананас+ветчина+сыр все равно не люблю и не стану есть, хоть как назови. Я вообще не по ананасам. А теперь и подавно расхотелось.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

Цель оправдывает средства?

Современный дискурс охватывает большое количество вопросов, суть которых не всегда и не всем понятна. Активисты движения Fridays For Future подают иски на своё правительство в суды ( и некоторые успешно их выигрывают), в то время как их соотечественники иронизируют над ними и не отличают климат от погоды.

Но на то и нужен свободный демократический дискурс, чтобы могла быть высказана любая точка зрения. Можно поспорить о том, был ли прав Хабермас, задумывая свою делиберативную демократию, в которой каждый честно говорит своё мнение, не пытаясь обманывать и манипулировать. Но бесспорно одно — в общественном дискурсе свобода предполагает не только высказывание своей точки зрения, но и выдерживание противоположной, какой бы глупой и странной она вам ни казалась.

Photo by Janko Ferlic on Pexels.com

Для меня наступил момент проверки на вшивость свободу, когда я прочитала о том, что в английских университетских больницах собираются запретить понятия материнское молоко, а также мать и отец, чтобы не задевать чувства транслюдей. Более толерантными почему-то считаются громоздкие родивший родитель и со-родитель.

Возможно я сейчас обнаружу свою дикость, а может, наоборот, проявлю свободу не соглашаться со всякой ерундой, но мне правда не понятно, почему тот человек, который родил другого человека, не может называться мать? Тем более, что это только биологическая функция. Что именно дискриминирует человека, который не может родить сам? Ведь родить сам не может не только трансгендерный человек, но и любой человек мужского пола. Кроме того не все люди женского пола, которые теоретически могут родить, делают это в действительности. Я отказываюсь понимать слово дискриминация как я хочу, а мне не дают, потому что дискриминация — это все-таки о правах, а не о хотелках.

Чем оскорбительно материнское молоко? Почему до сих пор не оскорблялись отцы и некормящие женщины? Изначально движение в защиту ЛГБТ было о разнообразии, о том, что есть много разных, непохожих людей и это прекрасно. Теперь разнообразие хотят урезать и всех причесать под одну гребенку, что никто не расстроился, что есть ещё и другие, непохожие. Разве в этом был изначальный смысл? Разве такого равенства хотели те, кто боролся за свои права? Равенства одинаковых? Равноправие и равенство — это разные вещи.

Photo by bin Ziegler on Pexels.com

Но если вы думаете, что дальше уже некуда, то дальше куда есть всегда. В то самое время, когда одни активисты пытаются вынудить правительства уже не уличными протестами, а через суд сделать хоть-что-нибудь адекватное в климатической политике, другие буйные головы задают обществу вопрос: что хуже для климата — дети или домашние животные?

Вопрос логичный — любая форма жизни на Земле оставляет след в климатической оболочке. И самый циничный, но тем не менее верный ответ — совсем без людей климат сохранится самым лучшим способом. Это ещё Сталин сочинил: нет человека — нет проблемы. Только какой из этого следует сделать вывод? Спасать планету любой ценой — для кого? Для микробов и коронавирусов? Или климат-активисты стали большими поклонниками методов Сталина? Звучит как бред.

Здесь можно начать говорить об эффекте маятника. Если пружину долго сдерживать и отпустить, то маятник шарахнется со страшной силой в другую сторону (тут главное не стоять под ним и не получить по башке этой страшной силой). И будет так раскачиваться до тех пор, пока не остановится где-то посередине. Где-то я уже такое слышала … Невидимая рука рынка? Все в мире придёт на круги своя? Вода в сообщающихся сосудах? … А где же воля человека, его умение, сноровка и напор? Опять никакого человека, а одни микробы, коронавирусы и теперь ещё взбесившийся маятник.

Но только ни микробам, ни тем более маятникам свобода не нужна. Свобода — право и привилегия человека. Свобода думать, делать, говорить, выдерживать несогласие — свобода жить и строить свою жизнь.

А пока я это все пишу, в далекой стране происходит какая-нибудь очередная очень опасная мутация чего-нибудь, и вся свобода, климат и трансгендеры вместе со мной накроются медным тазом. Но пока ещё не накрылись, я ещё немного попишу — на долгую память микробам, коронавирусам и маятникам.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный