Блог

Предвыборное

У нас продолжается так называемая предвыборная гонка и поэтому больше никаких других новостей нет. Может быть, это и к лучшему — мало ли? По нашим временам новости — не всегда хорошие новости.

Так называемая эта гонка потому, что по уму — за две недели до выборов предвыборная кампания должна достигнуть своего пика остроты. Но по факту — гонкой это могут считать разве что улитки. Вяло и довольно беззубо. Программы основных кандидатов переписывать не буду — кому это интересно, и так знает, а кому не интересно — нечего забивать себе голову всякой ерундой.

Единственное, что я нахожу примечательным, это изменение паттерна поведения одной из партий. На кону стоят три — консервативная партия, олицетворяющая собой зажиточность и стабильность, партия рабочих и крестьян, которая уже давно никаких рабочих и крестьян не представляет и потому испытывает кризис жанра, и новомодная партия, ну если не хипстеров, то за климат, дигитализацию и вот это вот все, многим не понятное.

Предположить повестки этих партий не сложно. Так же можно себе примерно вообразить фронтменов (и вуменов), слоганы и аргументы. Чему бы тут, казалось бы, удивляться и, тем более, находить примечательным?

И в общем-то, положа руку на сердце, вполне можно согласиться, что двое из трёх вполне действуют в рамках своего жанра, без сюрпризов, ожидаемо и понятно. Удивляет, что одна из партий решила сменить жанр выступления. И особенно удивляет, какая это партия и какой у нее получился апдейт.

Когда не кто-нибудь вообще, а именно те, которые за стабильность, железобетонность, компетентность, сильную экономику, опыт возраста и разум вдруг перенимают риторику популистов и начинают работать в жанре bullshit, это наводит на размышления.

Photo by Merlin lightpainting on Pexels.com

Если кто вдруг не знал, то bullshit — это давно уже не просто какое-то ругательство на фекальную тему, а философский термин. И всякая хрень (более удачный перевод можно сделать с применением обсценной лексики) отличается от привычной лжи существенным образом. Если ложь — это «всего-то навсего» введение в заблуждение с помощью намеренного искажения информации, при условии, что вводящий в заблуждение правдивую информацию знает, отличает и искажает определенным образом осознанно и (зло-)намеренно, то всякая хрень, она же новомодный bullshit, определяется полным безразличием к качеству, а значит, правдивости информации. В быту обычно сопровождается восклицанием ой, ну какая разница, так или эдак, ты же меня понимаешь.

А и действительно никакой разницы. Все равно все субъективно, никакой истины нет и мы все давно живём в матрице — чего париться-то?

Большинство и не парится. Большинство, как известно, спокойно ждет, что решит большинство.

Вот что меня действительно немного напрягает, это цифры блиц-опроса после последней теле-триэли. Главных кандидата в канцлеры у нас трое, а значит, дуэль превращается в триэль.

Теледебаты перед выборами — явление не новое. Умные люди говорят, что большинство зрителей смотрят их с уже вполне устоявшимися взглядами. Поэтому суть этих теледебатов — сплошной confirmation bias или подтверждение того, что ты и так думаешь. Когда человек в чем-то крепко убежден, в любой поступающей к нему информации он будет видеть только подтверждение своих убеждений, а противоречия будет вытеснять или сразу не замечать. В принципе переубедиться возможно, но это требует усилий. А кто же станет добровольно утруждаться? Известное дело, только дураки и философы какие-нибудь.

Ну и чего там блиц-опрос, что в нем напряжного? Напрягает меня то, что после успешного выступления одного из кандидатов в жанрах всякая хрень, я буквально только что упал с Луны и дупеля не отбиваю, 24% зрителей совершенно искренне считают его самым компетентным. Если бы там ещё самым симпатичным — ну ладно, о вкусах не спорят. Если бы там ещё следование традициям — типа, мой дед за них голосовал, мой отец голосовал и я тоже буду — тоже можно понять, стабильность очень успокаивает нервы. Но самый компетентный?!?!?!

Тяжело оставаться филантропом, когда четверть населения показывают себя практически недееспособными в оценках окружающей действительности. Но разве кто-то обещал, что будет легко? Да и вообще, подумаешь, четверть населения — в иных странах статистика опросов показывает вообще 103%. Так что четверть населения дураков — это ерунда, это даже хорошо, это даже мало.

Когда ты сам себя не видишь среди дураков, это всегда улучшает самооценку.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

Казнить нельзя помиловать

Любите ли вы политкорректность так, как люблю ее я? Шутка, конечно. Политкорректность — надоевшая, наболевшая, набившая оскомину, необходимая — не может быть предметом любви или нелюбви. Потому что это позиция и одно из выражений свободы. Но как любая экспрессия, политкорректность может выходить за рамки привычного, комфортного и вообще — добра и зла. Экспрессия может быть любой. И само по себе выражение своего отношения к чему-либо не является предметом морали. Мораль зашита обычно в подкладке — почему возмущение? Почему одобрение? Почему равнодушие?

Политкорректность — это про то, как изменение социальной нормы во взглядах на те или иные вещи отражается в языке. Ещё вчера н-слово было во всех детских книжках и в названиях шоколадок, а сегодня его в рот даже нельзя взять. Ни в каком контексте и ни с какой целью. И в принципе можно себе представить контекст, где это слово употребить нужно — научный, например, — но лучше этого не делать, потому что задолбаешься потом объяснять. А слушать все равно никто не станет, потому что все лучше тебя знают, что ты думаешь и, главное, — почему.

Ну вот, искоренили из употребления н-слово, цыгане пока искоренены не во всех языках (по-русски пока встречается в официальных названиях различных организаций, ассоциаций итд). И сложно поспорить. Язык действительно отражает (но не создаёт, нет, ребята, не создаёт) реальность. Зачем нам реальность, в которой есть расизм и дискриминация? Совершенно ни к чему, абсолютно согласна.

Темой употребления немецкого слова Jude (прототипа русского и польского слова жид) и заменой его на, возможно, более нейтральное и не отягощенное тысячелетиями антисемитизма Hebräer (немецкий аналог русского еврея) желающих почему-то нет. Тут расизм не такой явный. Или, может быть, даже желательный? Ну это я уж очень круто взяла — все ведь не расисты, но …

Зато не угодило слово curry — в смысле приправы карри. Тут мне сложно было понять суть и по поверхностному рассмотрению аргументация показалась бредом. Но поверхностное рассмотрение — это не повод для выводов, вначале надо разобраться, а потом уже что-нибудь утверждать.

Я не успела разобраться с карри, потому что увидела в сегодняшней газете, что теперь из употребления надо изгнать пиццу Гавайи (а заодно с ней сэндвич и шницель Гавайи). Если кто не знает, Гавайи — это название для гарнира пиццы, означенного сэндвича или же шницеля, в котором содержится ананас. Лепи себе на курицу или ветчину ананас сверху — и вот тебе Гавайи, экзотика в смысле.

Что не так с пиццей Гавайи? Не в смысле с рецептом — тут мне понятно, что эта комбинация может быть только оскорблением для любой пиццы -, а в смысле, почему Гавайи — расизм? И кто вообще все это придумывает?

В газетах пишут, что фуд-блогеры требуют переименовать пиццу Гавайи в пиццу Ананас из-за аллюзий на колониальное прошлое. Это какие фуд-блогеры? Это которые в Инстаграме фотографируют еду что ли? Это они про колониальное прошлое, вот эти, которые в ресторан ходят, чтобы сфотографировать тарелку и показать мильонам фолловеров?

Так, спокойно, надо вначале разобраться. Вот, пишут, группа активистов из Цюриха Linke PoC/Migrantifa покопалась в истории Гавайев и накопала, что при открытии Гавайев никакие ананасы там вовсе не росли. А уже потом, много позже, когда США аннектировали Гавайи (от чего?), они, то есть не соединённые штаты в полном составе, а граждане этих самых штатов завезли ананасы на остров и заставили индогенное население впахивать на плантациях, в полном соответствии с моралью, обычаями и бизнес-стратегиями того времени.

Так, понятно. А при чем тут пицца? А пицца тут при том, что спустя пару веков некий немецкий теле-повар в 50-х годах 20-го века решил разнообразить немецкую кухню ананасом и назвал это безобразие, то есть пиццу — Гавайи. В смысле, экзотичненько так, с выдумкой, а то все шницели да клопсы какие-то. На самом деле это не единственная версия происхождения пиццы Гавайи. Повар ее придумал точно, но может быть и не немецкий, а канадский, греческого происхождения, и, может быть, не в 50-х, а в 1962 году — не все же одним немцам пакости выдумывать. В данном случае, сути дела это не меняет.

Photo by Jeremy Bishop on Pexels.com

Так, тут тоже понятно. А при чем тут рабский труд гавайянцев за пару веков до этого? В прямом смысле ни при чем, но если знать историю завоевания Гавайев (ключевое слово — знать), то можно подумать, что этот самый то ли немецкий, то ли канадский повар нарочно намекнул на это безобразие. И в принципе Linke PoC/Migrantifa не настаивают, что у пиццы Гавайи существует расистский контекст. Даже наоборот, они против аргумента расизма в данном случае. Но просто напоминает же колониальное прошлое? Ну вот.

У меня, как всегда, много вопросов. Во-первых, почему колониальное прошлое надо забыть? Может, наоборот как раз — за одного битого двух небитых дают и всякое такое? Опыт, там, извлечь? Не повторять прошлых ошибок и делать лучше? Но для этого надо помнить. А тут говорят — напоминает, не годится, значит.

Во-вторых, меня очень коробит эта тонкая и мало понятная перестановка всех понятий. Колониализм и эксплуатация рабского труда гавайянцев был? Был. Какой-то повар пиццу обозвал? Обозвал. Чего не хватает? Не хватает связи между этими двумя событиями. О чем думал этот самый повар, будь он неладен, когда выдумывал свой новый рецепт? Теперь уж не узнаем.

О чем думает человек, когда видит пиццу Гавайи? Какой ассоциативный ряд возникает у него в голове? Ананас-Гавайи-колонизация-рабский труд-ананас? Или, может быть, ананас-тепло-экзотические страны-океаны-острова-Гавайи-цветы-южные ночи-музыка-секс (чем черт не шутит?)-ананас? Кто это решает, какие ассоциации должны возникать в голове при виде ананасов? Возможно ли теперь, после всего, что нам известно, совсем убрать ассоциативную связь Гавайи-рабский труд-ананасы? И можно ли теперь есть ананасы хоть в каком-нибудь виде, зная об их криминальном прошлом?

Я-то сочетание ананас+ветчина+сыр все равно не люблю и не стану есть, хоть как назови. Я вообще не по ананасам. А теперь и подавно расхотелось.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

Жизнь на театральной площади

Летний вечер. Впервые, после долгой пандемии, в театре премьера. На театральной площади людно. Перед входом в театр импровизированный бар на свежем воздухе — всё-таки пандемия ещё не закончилась. Но зато можно выпить бокал шампанского, без маски, почти как раньше!

Зрители нарядные больше обычного. Каблуки и цветастые платья надели не только те, от кого доносятся обрывки русской речи. Люди соскучились по чему-то … нормальному. Полно студентов. Слышны радостные крики узнавания, люди радостно бросаются друг другу на шею.

Посреди коктейльных платьев виднеются неопрятные кучи торчащих во все стороны веток. На той неделе в городе был ураган и со здания оперы сорвало крышу. Эту крышу, больше похожую на скомканную бумажку, показали все утюги и интернеты. И даже не верилось, что эта грязная бумажка — не бумажка вовсе, а железная крыша. Но сегодня светит солнца и кроме пары куч с ветками ничего не напоминает об урагане и безобразиях погоды на прошлой неделе.

Мимо театра фланируют прохожие. Прогуливаются молодые родители с колясками. Носятся угорелые велосипедисты, которые как раз выезжают по мосту из старого королевского парка и не хотят сбрасывать скорость. Бабушки с внуками кормят голубей. Весело бьёт фонтан.

Подростки гоняют на электроскутерах. Среди них появляется и делает по площади круг пара. Мужчина везёт вцепившуюся в него мертвой хваткой женщину в цветастой юбке. Ей страшно, она повизгивает от восторга. Их скутер движется еле-еле — мужчина понимает, что ей страшно — но кажется, что они несутся во весь опор на лошади по залитому солнцем лугу. Они делают ещё два круга и исчезают где-то, удаляясь в свой метафизический луг.

На газоне сидят парочки. У фонтана, возле кучи грязных веток, поставив надёжно у ног новенькое пластиковое синее ведро, стирает свои пожитки цыганка. Ее живот выдает, что то ли там кто-то уже живёт, то ли только недавно из этого портала в мир вышел очередной житель планеты. Цыганка выжимает цветастый комок, энергично встряхивает и развешивает на коряге из грязной кучи невесомый платок. Натыкается на мой взгляд, расправляет плечи и идёт поистине царственной походкой к ведру за следующей тряпкой. А может, там не тряпка, а ковер-самолёт? Но досмотреть я не успеваю — звенит звонок, я отправляюсь в театр на спектакль.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный