Блог

Демократия по-русски

Лента выбрасывает разные посты, и известных, и совсем не известных людей. В них часто можно увидеть усталость и раздражение —

«Вы ничего про нас не понимаете на Западе своем!»

Может быть, и не понимаем. А может, что-то и видится на расстоянии. Я не собираюсь отвечать за весь коллективный Запад. Я свои наблюдения запишу в своем блоге и все, ок? Ну спасибо, разрешили хоть так. А то как же это я — пишу тут себе и ни у кого разрешения не спрашиваю. Баловство. Непорядок.

Читаешь — рассуждают люди о демократии, о свободе, вроде да, соглашаюсь, все так. Потом вдруг — я люблю свою родину. И всегда гордо. И всегда с надрывом. Не знаю, что со мной не так, но про любовь к родине я понимаю только в солдафонском грубом смысле «мы тебя научим родину любить!». А разве бывает другая любовь к родине?

Что это — любовь к родине? Любовь ведь безусловна. Это когда что бы родина твоя не вытворяла, ты не смей критиковать, ты люби. Или критикуй, но уж только ты — по праву большой любви — а другим сразу в глаз за критику. Вот так что ли? Ну так это руzzкий телевизор всем сейчас с утра до вечера рассказывает. Не мое. Это что-то про фашизм.

Это что-то детское. Люби и не задавай вопросов. Бьёт тебя мать, насилует отец — они же все равно тебя любят, родители же. Как-будто статус родителя придает особые нравственные качества особям, достигшим полового созревания. Родителей не выбирают. Где родился — там и пригодился. Психология жертвы — безответной, беззащитной, ничего не решающей.

Я понимаю — про граждан. Это не про любовь, это про ответственность. Это не связано ни с фактами рождения-пригождения, ни с великой исторической миссией. Это про осознанный выбор свободной воли. Взрослого человека. Это про — вот здесь я буду жить, а значит, я буду обустраивать это пространство. Это про личность. Это про достоинство человека. Ну а потом уже и права, свободы и митинги прилагаются, демократия и всякое бла-бла. Это потом. Но вначале — человек.

На родине нет людей. Зачем там люди? Там массы, классы, ну в лучшем случае — народ. Если повезёт, то великий. А вообще — как получится. У народа нет субъектности — нет воли, нет достоинства и ответственности тоже нет. А зачем ему? Это просто ресурс.

Хайдеггер очень хорошо про ресурс написал. Потом его соотечественники впечатлились такими умными текстами и воплотили их в жизнь — построили концлагеря и очень технологично сожгли людей в печках. Это тоже не про людей — это про народ. Люди так не поступают.

«Вот ходили мы на митинги, аж с 2012 года — ну и что? Всех пересажали и только хуже стало»

Митинги — это хорошо, когда демократия. Это когда люди осознают свои права и обязанности. И вообще — осознают и знают, чего хотят. Когда не знают, чего хотят — толку от митингов? Вначале захотеть бы хоть что-то, потом понять бы — чего захотел.

Смольянинов очень хорошо рассказывает Гордеевой, почему на Западе никто ничего не понимает про Россию. Вот он помнит гул толпы «Россия будет свободной» и ощущает, осознает, что это — не про свободу, не про Россию, а опять про власть. Я понимаю так же, как и Смольянинов. А он говорит, что я не могу его понять — я ведь и в России никогда не была. Могу или не могу? Пусть сам думает, мне не интересно. Да и какая разница? Кто-то ищет общее, кто-то разное.

Вот люди либеральных взглядов пишут о «русском народе, который сам не знает, чего хочет» — кто это? По-моему, это не граждане. По-моему — это опять какой-то монолит, многоголосый, многорукий, многоногий, многоликий — бессмысленный.

Вот человек говорит — «я патриот своей страны». Что он имеет в виду? А просто гражданином быть не достаточно? Надо обязательно рвать рубаху на груди и любить, и обязательно по-русски?

Вот человек говорит «куда я поеду? Я там никому не нужен, здесь моя страна». Звучит всегда пафосно и как-будто тем, кто уехал, должно быть стыдно, что они вот, не дотянули — сбежали, а сами там никому не нужны. Да никто никому нигде не нужен — и не должен быть. Нужным надо быть самому себе в первую очередь. Тогда и пригодиться можно где-угодно. Уехать — это не подвиг. Но и уехать может не каждый. Это нужно вырвать все с корнем, перевезти в другой грунт, пересадить, прижиться, открыться новому, не цепляться за старое, построить заново всю жизнь. Многие женщины не могут сбежать от своих мужей-абъюзеров. И оставаться страшно, а бежать ещё страшней. Ясное дело, что намного патриотичнее проще гордо остаться. Осудить проще. Себя возвысить проще. Самоутвердиться за счёт других проще. Когда нет чувства достоинства — ничего другого не остаётся. А где его взять-то?

Достоинство нигде не берется, оно всегда есть, но не всегда прощупывается, ощущается, чувствуется. Особенно тяжело его осознать, когда привычнее прятаться за великие спины великого народа — коллектива. Наедине с самим собой всегда страшнее. Вопросы, мысли какие-то неприятные. Ответов готовых нет — где белое, где чёрное, куда идти? Да ну нафиг. Голова болит думать.

Люди пишут «не надо нам этих западных рецептов, они нам не подходят». Или вот «как-будто есть только один готовый рецепт и мы должны его повторить». Или вот мое любимое «у нас свой, особенный путь». Ну да, нам всем с детства всякие училки и тетки-продавщицы говорили «а ты что, особенная?!» — и кому-то, наверное, действительно захотелось.

Вот захотелось мне, к примеру, спагетти Болоньезе. Зачем мне ваш дурацкий рецепт? Что я, сама что ли не могу? Могу, даже ещё лучше вашего. Сделала. Ну и гадость ваше Болоньезе, фу! Я такое не люблю. Я такое не ем — я ж не итальянец всё-таки!

Да нет, ну зачем же, не надо как на Западе — в России же люди с собачьими головами живут, совсем другие, и почему-то их «все не любят», хотя — вот незадача — собак вроде любят и людей вроде любят, но по отдельности. А вместе — никак.

Ладно, не надо западных рецептов, зачем же, когда есть прекрасные великие русские учёные (если русские, то обязательно великие, невеликих русских в природе не бывает, если что). Вот философы, мыслители всякие, бердяевы-ильины — ну вот же, почитайте, что вам этот Запад дался. Ну, читаем — и что? Переврали старые, выброшенные на помойку западные теории. Новое где?

Не верите мне — не надо. Открывайте на любом месте, сами читайте, а потом идите и смотрите — чем в это же самое время были заняты «западные умы». А потом идите и смотрите, в каком веке эти самые «западные умы» увлекались новаторскими русским великими идеями, что из этого вышло и где эти идеи в итоге оказались. Спойлер: на помойке истории. А все почему? А потому что особый путь — как иначе? Зачем как все, если можно бесконечно изобретать велосипед и говорить «плохой велосипед, совершенно не ездит на трёх с половиной колесах, а ваш западный двухколёсный нам даром не нужен, мы сами с усами». Сплошное Болоньезе, которое я не люблю и не ем.

«Что вы нас учите со своего диванного Запада? Достали! Приезжайте и сами делайте!»

Зачем это, интересно, западные люди должны приехать в Россию, выйти на улицы и все починить? В качестве интервенции? Не надо нам ваших западных идей, просто приедьте и возьмите нас силой?

Не знаю я, у кого какой путь. Не знаю, как надо и какой рецепт правильный. Одно точно знаю — когда заканчивается великий народ и начинается обычный человек, к нему возвращается зрение, слух и прочие чувства — и чувство собственного достоинства среди них. И тогда отпадают все собачьи головы. И тогда не надо никого любить насильно. И вообще насильно не надо ничего. И любовь с насилием перестает сочетаться — хоть в кровати, хоть в парламенте. Вот тогда что-то рождается. И не раньше.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

О чем говорить, когда не о чем говорить

Из радостного по нашим временам — украинская армия подбила украинскими ракетами «Нептун» флагман российского черноморского флота «Москва». В результате этого крейсер затонул вместе с 450 матросами команды. Полтыщи человек — на дно. Этот тот самый крейсер, который был отправлен по известному адресу пограничником Грибовым с острова Змеиный и вслед за которым теперь отправляют всех, кому положено и давно пора туда отправиться. Очень хочу почтовую марку с таким кораблем. Если мне повезет, я получу письмо из Украины в специальном конверте и с маркой — видела такие в интернете. И очереди видела — больше, чем за Айфоном, говорят.

Москва, теперь не корабль, объяснила проишествие в свойственной ей манере — на корабле вследствие неустановленных причин случилось возгорание, которое привело к пожару и детонации боеприпасов, вследствие чего корабль при буксировке к берегу в условиях сильного шторма утонул. Теперь это считается нормальным объяснением с точки зрения государства Роzzия. Раньше так не изгалялись, а говорили коротко «она утонула».

Это были радостные новости. Теперь обычные будни.

Президент Германии Штайнмаер, это который много лет дружил с Роzzией сам и призывал делать то же всю остальную Германию и давал в поддержку Украины концерты классической музыки с российскими музыкантами в самом начале войны, после жёсткой критики своего поведения экстравагантным послом из Украины Андрием Мельником, решил всё-таки — нет, не извиниться — признать свои ошибки. Признал. И решил отправиться в Киев — по примеру Бориса Джонсонюка, как ныне кличут его украинцы.

В Киеве ответили, что его никто не приглашал, во-первых, а во-вторых, в Украину сейчас не ездят туристы, а ездят главы государств решать конкретные вопросы. Насущные вопросы от Украины к Германии — эмбарго на энергоносители из России и поставка тяжёлого вооружения. Если Штайнмаер может положительно решить хотя бы один из них, пусть приезжает, конечно. А просто так — простите, некогда сейчас, война, знаете ли.

Штайнмаер обиделся страшно. А за него обиделось ещё какое-то количество немцев — как это так, Украина посмела! Да, нехорошо вышло.

Дерзкий посол Украины в Германии Мельник своими высказываниями довел немецкую публику до такого экстаза, что петиция о его отставке набрала уже 250 тысяч подписей немецких граждан. А я думаю, напрасно. Немецкую политику давно пора встряхнуть и привести в чувство. И пусть мне далеко не всегда нравится риторика Мельника, немецким политикам, давно выхолостившим идеалы дипломатии до преступного лицемерия и цинизма, будет полезна эта встряска.

Если можно автопробег, почему нельзя петицию? Если уж писать такие петиции и верить в их эффективность, то для окончания войны следовало бы требовать не отставки Мельника, а отставки совсем другого человека из Москвы, которая не корабль. Не подумали как-то… Или просто указания на организацию автопробегов и петиций приходят из одного (и того же) места. Демократию легко развести на лоха.

В это же время воспряла Сара Вагенкнехт от Левых и возобновила с новой силой свои камлания по поводу того, как деградировали Зелёные — партия мира -, решившие теперь разжигать войну поставками оружия в Украину. Вот, оказывается, кто разжигатель войны — а мы все никак не могли понять, кто же? Политика политикой, но сейчас как-то особенно мерзко выходит у некоторых политических деятелей.

Наверное, мы чего-то не знаем. А Вагенкнехт знает и потому уверена, что лично ей не прилетит руzzкой ракетой по кумполу. Хотелось бы мне иметь такую уверенность, но у меня ее нет.

Как бы там ни было, но значительная часть комментариев в немецких соцсетях развивает именно эту мысль: не надо нас втягивать в эту войну, прекратите поставки и война тут же кончится. Не знаю, что они там все вместе курят, но их много.

А тем временем в Германии растет обоюдная усталость — у принимающей стороны от беженцев и наоборот. В чатах для украинцев все меньше криков о помощи и полезной информации, но все больше претензий. Волонтеры помогают не так. Деньги выплачивают слишком долго и слишком мало. Медицина неправильная. Школа неправильная. И вообще, в Украине — судя по актуальным чатам — все жили значительно зажиточнее, чем на 350€ пособия в месяц и «подавитесь вашими копейками, мы едем домой в Ирпень».

Все устали. Никто не готовился быть ни беженцем, ни принимающей стороной. Никто специально не проходил курсы совместимости и терпимости. Война настигла всех в одинаковой мере, а не только хороших и добрых людей.

Вот и все, никаких особенных новостей больше нет. Плохих новостей нет — уже хорошо. Жду одну новость — чтобы утром открыть телеграм, а там по всем новостным каналам — война закончилась, Украина победила.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

Кто протестует против дискриминации или мой личный confirmation bias

Confirmation bias is a well-characterized phenomenon: the tendency to search for or interpret information in a way that confirms one’s preconceptions.

From: Misleading DNA Evidence, 2014

Среди протестующих против дискриминации русского языка и русскоязычных в Германии многие люди упоминают о буллинге своих детей в немецких школах. Буллинг или травля — и не только в школах — явление отвратительное и я никак не могу его приветствовать.

Не оправдывая травли, я засомневалась все же, может ли буллинг быть связан с «русскостью». Во-первых, для травли не требуется никаких специальных причин. Просто есть люди, которым непременно нужно кого-то травить, и они находят себе жертву. Во-вторых, откуда в школе должно быть известно о «русскости» детей? В немецких школах говорят по-немецки, да и вообще, как эту «русскость» можно определить на глаз?

Для себя я решила, что эксцессы, если они вообще происходят, связаны скорее всего с поддержкой войны в Украине. Исключительно для подкормки своего личного confirmation bias я стала искать в сети различные видео с демонстраций и автопробегов против дискриминации русских, русскоязычных, русского языка в Германии и против пропаганды в немецких школах. Таких видео не особенно и много. Самое подробное, очень длинное, я выложу здесь.

Что примечательного в этом видео? Ни одного украинского флага. Знакомые лица — тот самый Игорь, который «формально» организовал тот самый берлинский автопробег.

Люди настроены эмоционально — они пришли защищать своих детей. Они кричат, они напуганы, они хотят добиться правды. Какой правды?

Журналисты ходят по демонстрации и спрашивают участников о причинах их участия. Люди приехали в Берлин из разных федеральных земель, были названы Тюрингия, Бавария и Баден-Вюртемберг. Люди говорят о травле в школах, на детских площадках, о некорректном поведении учителей.

Конкретики мало, можно только понять, что детей называют «русскими свиньями» или «грязными русскими».

Происходит это из-за информационной войны и фейков — учителя в школе рассказывают о войне в Украине и это надо немедленно запретить. У детей не должно быть войны.

Люди говорят, что учителя рассказывая о том, как Роzzия напала на Украину, указывают на их детей. Детей бьют в общественном транспорте за то, что они говорят на русском. Если честно, за двадцать с лишним лет в Германии я видела крайне мало детей, разговаривающих между собой на русском. Но я ведь видела не всех.

В полицию кто-то обращался, а кто-то нет и не собирается.

Часть обеспокоенных родителей боятся того, что ещё не случилось, но по их мнению обязательно случится: если в школе детям рассказать, что Россия напала на Украину, их детей непременно сделают виноватыми за то, что они говорят по-русски.

Некоторые рассуждают, что такое фашизм — это, наверное, когда нация на нацию, — но точно они не знают. Слово «национальность» если и употребляется, то только в советском расистском значении: «белорусы, украинцы, казахи — все равно мы все русские».

На вопросы журналистов о войне люди говорят о мире, уходят от ответа, не интересуются политикой, говорят о где-вы-были-8-лет, при-чем-тут-путин, говорят об информационной войне и фейках или просят не задавать провокационные вопросы. В одном эпизоде видно, как уже нам известный Игорь отгоняет журналистов со словами «мы собрались здесь по другому поводу, не надо здесь этого». Примечательно, что за почти 40 минут съёмок и интервью с очень разными людьми, ни один — НИ ОДИН — не сказал, что он осуждает войну в Украине. Ни один.

Об украинцах стараются не упоминать всуе. В середине видео есть эпизод, который слабонервным лучше не смотреть. Мирные женщины сворой набрасываются на девушку из Украины, которая только недавно сбежала сюда от войны, из Киева. Девушка взывает к разуму: вы — русские европейцы, вы здесь живёте, вы ни в чем не виноваты, просто скажите, что вы против этой войны. Такую злость я видела только в очередях в 90-х и в срачах на Фейсбуке. Ни одна — НИ ОДНА — не сказала ей доброго слова участия, не спросила, не нужно ли чего.

Я считаю, что любой человек заграницей, который говорит по-русски, чей родной язык — русский, если он порядочный и честный человек, не может сейчас иметь никаких причин не заявлять свою позицию по поводу войны. Он просто обязан это сделать. За поддержку войны в Украине в Германии по параграфу 140 немецкого УК может светить до трёх лет. Война в Украине, развязанная Роzzией, признана преступлением в Германии. Я понимаю, что те, кто оправдывают войну, не станут говорить об этом вслух. Но только тогда не надо говорить о притеснениях русских. Будьте честны в этой «информационной войне», хотя бы с самими собой — вас притесняют за руzzкий фашизм. А фашизм отвратителен под любым флагом, и под российским он не выглядит симпатичнее.

Конечно, это все информационная война и фейк, но других мнений и реакций я так и не увидела, сколько видео бы я не смотрела.

Я просто подтвердила свой личный confirmation bias.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный