Блог

Планы на следующий год

Новый год — время подведения итогов старого года и планов на будущий. Прошлый год всех (кто до сих пор не умел) научил, что планы на будущее — дело сугубо личное, до которого вселенной, богу, природе или кому вы там молитесь совершенно никакого дела нет. Но тем не менее, жизнь продолжается, а значит, хотелось бы задать ей какое-то направление. Хотя бы гипотетически.

Проанализировав историю своих блогов за прошлый год, вынуждена заключить, что и начала не за здравие, и закончила совсем заупокой. И понятны тревожные вопросы моих друзей в течение года «где ты?», «почему ты ничего не пишешь?» — история хронологии моего блога наводит на прогрессирующее депрессивное состояние его автора. Или авторки. Мне больше нравится блогиня, но это я отвлеклась.

Хочется ответить: ну что же мне делать, если текст не лезет из меня? Раньше выпадал просто из карманов и рукавов, успевай только записывать. А теперь я больше не графоман и искренне завидую Бабченко, который выдает по нескольку раз в день во всех соцсетях свои измышления по всем вопросам — от политологического анализа линии президента Украины до кинокритики арт-хаусных фильмов.

Я не справляюсь со своим рабочим графиком и не успеваю кроме своих обычных рабочих, домашних и общественно-полезных обязанностей вести блог. Это никуда не годится. Поэтому первая цель на год: упорядочить свой план работы и регулярно вести блог хотя бы раз в неделю.

Что я делала весь год? Писала диссертацию, что стало затруднительно после 24-го февраля. Когда в городе моего детства (и других украинских городах тоже) творится бог знает что, очень сложно писать научную работу на отвлеченные от войны темы. Судя по количеству научных статей о войне по разным философским дисциплинам, появившихся за год, на темы, не имеющие отношения к войне, тяжело писать не одной мне.

Но всё-таки, необходимо вспомнить, зачем я затеяла писать свою диссертацию и почему считала крайне важной исследуемую мной тему. Война закончится, жизнь продолжается даже во время войны. Особенно во время войны. Иначе можно сразу сдаться и согласиться с тем, что этот странный человек и его зетанутый руzzкий мир победил. С такой постановкой вопроса я категорически не согласна. Поэтому вторая цель на год: работать не покладая рук и не сдаваться раньше поражения.

Часть прошлого года заняла общественно-полезная деятельность. Нескольким людям понадобилась моя помощь и я старалась ее оказать настолько хорошо, насколько у меня получилось. Что я вынесла из этого опыта? Убедилась в справедливости пословицы делай добро и бросай его в воду. В том смысле, что не жди благодарности, а просто делай для себя — в силу своего разумения, в силу своих возможностей. Исходи из того, что люди твою помощь не станут рассматривать как таковую, а лишь как твой долг. Поэтому для всех желающих самоутвердиться, помогая другим, у меня плохая новость. Вы просто возвращаете кем-то назначенный вам долг. В соцсетях можно найти множество подтверждений расхожести этого мнения — весь коллективный Запад вместе взятый и его отдельные представители обязаны. Точка. Поэтому третья цель на год: проникнуться другой пословицей делай что должен и будь, что будет и не морочить себе голову всякой ерундой.

С некоторой оторопью и ужасом наблюдаю за развитием мысли в русском и украинском сегменте интернета. Немецкий и английский тоже особо ничем не радует. Но русско-украинский регулярно даёт шок-контент. В этой связи я продолжаю оставаться на своей позиции по поводу русского языка. По исторической случайности моим родным языком является русский. Украинским и ещё несколькими другими я владею достаточно хорошо, чтобы полностью отказаться от русского. И тем не менее, я по-прежнему не собираюсь дарить свой родной язык путину, потому что он решил присвоить его себе. Он уже много чего себе присвоил и тем не менее, люди проливают кровь за каждую пядь земли. Я понимаю чувства людей, живущих сейчас в Украине и ежедневно сталкивающихся с последствиями художеств группы людей, лучше всего описываемых понятием русня. Принадлежность к этой группе не этническая, а скорее культурно-идеологическая. Адепты мировоззрения русского мира имеют свои правила и нормы поведения. Словообразование русня интересно само по себе. Составленное из частей русский и хуйня, оно несомненно несёт пренебрежительную окраску. Примечательно, что первая часть этого словообразования отсылает к самоназванию русский мир. Вторая часть показывает отношение людей, не относящих себя к концепции русского мира, к этой идеологии. Мне сложно поспорить с тем, что русский мир — это полная хуйня. Язык как всегда честен и точен. Но у меня есть географическая дистанция, которая позволяет мне оставаться собой. На русском языке говорят около 300 млн. людей по всему миру. Эта цифра значительно превышает население России и никак не обосновывает тезис о принадлежности русского языка русским. Тогда следовало бы согласиться, что английский язык принадлежит англичанам и удивляться, почему это в различных компьютерных программах по работе с текстом есть разделение на британскую, американскую, австралийскую и даже индийскую версии английского языка. Русский язык принадлежит людям, которые на нем говорят. Значительная часть населения России говорит на языке, который условно можно назвать русским. А можно, исходя из фактический лексики и грамматики этого диалекта, назвать русняцким. Я по-прежнему не готова ничего подарить ни путину, ни той самой русне. Кто щедрый — пожалуйста, а я нет. Свое я оставляю себе. Поэтому четвертая цель на год: оставаться собой в любых обстоятельствах.

Вот такие цели на год. Не знаю, получится ли у меня осуществить хотя бы одну из них, но я буду честно стараться.

P. S.

Толчком к написанию этого текста послужило одно видео, случайно найденное мной на бескрайних просторах Твиттера. Оно насмешило меня настолько, просто довело до истерики, что вывело из ступора и вынудило высыпаться из меня этот текст. Хороший этот текст или плохой — без разницы. Главное, что он вообще появился.

В комментариях к этому видео множество упрёков к человеку, его опубликовавшему. Мол, зачем плодить такое в интернете. А я всё-таки оставлю его в качестве памятника. Во-первых, потому что это было. Пусть никто не говорит потом, что это выдумки, что это перебор, что такого кринжа не бывает и всякое ври-да-не-завирайся. Очень хочу оставить памятник народу, который в отличие от мерзкого путина не хочет войны, освобождает россиян в Украине от фашистов, защищается в Украине от НАТО, удумавшего смять Россию и русских — и все это, заметьте, одновременно.

Во-вторых, я хочу оставить памятник даже не столько современному контенту, сколько предпочтениям современной аудитории. Вот этот кринж шедевр набирает несколько сотен тысяч просмотров только в одном ретвите. Сколько таких ретвитов и сколько просмотров выходит на круг, считайте сами, если вам не лень. Вот это то, что хочет видеть современная аудитория и то, что алгоритмы будут ей показывать. Мне такой популярности не достичь никогда, поэтому я просто буду пиариться засчет более талантливых блогеров, что же мне ещё остаётся? В этом видео прекрасно все — и текст, который стоит разобрать на мемы, и решительный взгляд в камеру, и постановка, и свет, и фон, и надрыв в голосе на главных словах, но больше всего мне нравится домашний халат. Ни одного видео больше не сниму, пока не найду себе такой же. В общем, недостижимый для меня уровень.

А в-третьих, хочу оставить памятник времени, когда юмор такой черный, что в мирное время его страшно будет пересматривать. И совершенно не важно, стёб это такой или правда. Но это было, это смешило меня и заставляло писать новый текст в январе 2023-го года. Вы тоже полюбуйтесь:

Видео, которое гуляло в Твиттере от Варламова до бесконечности в начале января 2023-го года

И чтоб не было сомнений и разговораов потом, что я это просто выдумала — вот, ещё раз, как это было в Твиттере:

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

Своя рубашка ближе к телу

Война войной, а обед по расписанию. Обедать с голым торсом не прилично. Поэтому следует надеть рубашку. А своя рубашка всегда ближе к телу. И ничего с этим поделать нельзя — люди есть люди.

Европейцам надоела война, они устали уже год читать в своих газетах про Украину. Верните нам новости про корона-вирус, мы не хотим войну! У нас цены подорожали, мы не можем больше покупать то, что привыкли. Почему мы всегда должны всем помогать, пора помочь себе самим. Верные это настроения? Психологи утверждают, что человек не может помочь никому, если не может помочь даже себе. Здоровый эгоизм.

Надоело помогать — ну сколько можно солидарности?! То старикам, то беженцам. И русская пропаганда отлично все разъясняет про «укробешенцев», которые неподобающим образом принимают помощь добрых, морально превосходящих европейцев. И слово хлесткое — запоминается хорошо. Даром что ли на сирийских «бешенцах» тренировали? И всегда можно найти образцы, прекрасно иллюстрирующие эти душераздирающие рассказы.

Русские устали быть новыми фашистами. Они хотят в отпуск и отвлечься. Русским надоело, что им постоянно внушают какое-то нелепое чувство вины — ну за что? Я что ли начал войну? Я против войны, только вслух говорить этого не буду — у меня дети и пожилые родители. В детстве нас всех воспитывали на примерах Александра Матросова и Зои Космодемьянской, всякое там сам погибай, а товарища выручай. А мы не хотим погибать, мы хотим просто жить. Можно ли за это кого-то осудить? И частично мобилизованные хотят жить, а нам их жалко — как они там в окопах сидят без комфорта и стреляют без патронов? Всё-таки не по-человечески это, надо им помочь. Сердца у вас никакого нет, а у нас, русских, — есть! Традиционная загадочная русская душа — нам раскольниковых жальче, чем старух. Ну хорошо, не больше, а ровно столько же — ведь это же истинный гуманизм. Ведь любая жизнь одинаково ценна — и того, кто стреляет, и того, в кого стреляют. Философ, а не понимаешь таких простых вещей!

Украинцы устали умирать, они хотят просто жить. Те, кто уехали от войны, устали выживать и просто хотят, чтобы все было как раньше. Бизнесы без уплаты налогов, лучшая в мире медицина за взятки и лучшая в мире еда без сертификатов качества. Можно ли кого-то за это винить? Пока одни украинцы гибнут, в совершенно буквальном смысле, другие тратят последние силы на борьбу с русскими, которые хорошими, как известно, не бывают, даже если это русский язык. И это можно понять, все в рамках человеческого. Не можешь победить реального врага, победи выдуманного. Пусть это будет русский язык — его может победить любой двоечник. Сейчас вообще время двоечников.

Украинцам плевать, что как только загнётся Европа, всех их волонтёрских сборов и завзятих українських хлопців хватит на пару часов. Из рогатки войну не победить даже с самыми лучшими ребятами. Но украинцы просто хотят жить (как раньше).

Европейцам плевать, что как только загнутся украинцы, они будут следующими на очереди. Никакие распрекрасные демократические и гуманистические ценности не работают для дикарей, угрожающих всему миру ядерным оружием. Но европейцы просто хотят жить (как раньше).

Русским плевать на всех — им не дают визу, они хотят в театр и на шоппинг в Европу. И чтобы не выключали из эфира Дождь. Это же не справедливо! Но русские просто хотят жить (как раньше).

Все так понятно, так по-человечески. И везде есть друзья и близкие знакомые, вполне себе порядочные и симпатичные люди. И у каждого своя правда. И все хотят жить. И все хотят светлого будущего своим детям и достойной старости своим родителям. И справедливости все хотят, что бы это ни значило.

У войны уродливое лицо. Никто не хочет быть плохим, на все всегда есть оправдание. И что бы ни было, своя рубашка всегда ближе к телу.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный
Блог

Я люблю свою страну, я хочу, чтобы она была лучше

Хочется поговорить о любви к родине. Это так навязло на зубах, это стало какой-то истерической, липкой привязанностью неизвестно к чему такого большого числа украинцев и русских, что, видимо, всё-таки есть нужда написать об этом отдельно.

За основу возьму, по обыкновению, впечатления от просмотра Дудя с ребятами, разоблачающими пропаганду в Ютубе. Хороший выпуск, кстати. Не все там соответствует моим исследованиям по теме, но они и не учёные, а журналисты и блогеры. 

Ближе к концу Юрий Дудь спрашивает Машу Борзунову «Давай попробую пооппонировать … Чем ты докажешь, что ты любишь свою страну?» Этот вопрос не случаен — его задавала Гордеева в своем интервью с Чулпан Хаматовой, его обсуждали Тихон Дзядко с Екатериной Котрикадзе, говоря об аресте Владимира Кара-Мурзы, его задают практически в каждом интервью с человеком, объявленным иноагентом в современной Роzzии. Как-будто бы нужно непременно любить свою родину (что бы это ни значило) и как-будто бы нужно непременно привести доказательства этой любви. 

Однажды моя, тогда ещё будущая, свекровь устроила мне форменный допрос, узнав о том, что мы с ее сыном решили пожениться. Одним из вопросов был «чем ты докажешь, что любишь моего сына?». Мне этот вопрос показался не только странным, но и унизительным. Почему я должна кому-то обосновывать свою любовь? Любовь — это разве для общего пользования?

Тогда я ответила на этот вопрос дерзко и грубо. Я сказала, что ее сын знает ответ, а больше никому я отвечать на такие вопросы не собираюсь. 

В этом неожиданном эксгибиционизме с моей стороны нет попытки покрасоваться — ах, как я лихо отвечаю на дурацкие вопросы! Это попытка понять на эмоциональном уровне, что означает эта ситуация — ситуация, когда другие люди требуют от тебя отчет о твоей любви.

Надеюсь, нет нужды пояснять, что мужской мир так долго игнорировал эмоциональную сторону жизни, что превратился в эмоционально недоразвитых невротиков, не понимающих собственных чувств, не умеющих их адекватно выражать и тем более управлять своими эмоциями.

Так вот — о чувствах. Начну с банальщины. Чувства — это инструмент, позволяющий человеку понимать собственное отношение к каким-то ситуациям, событиями, людям, вещам. Основываясь на этих ощущениях, в народе именуемых интуицией, человек может оценить ситуацию и принять рациональное решение. Нет никакой конкуренции между эмоциями и разумом — в идеале они играют в одной команде и дают оптимальный результат. Люди, у которых сбито одно или другое, ведут себя так, что за них обычно бывает стыдно.

В отличие от рациональных доводов, чувства — это то, что не нуждается в обосновании. Чувства не бывают правильными или неправильными. Они просто есть. У них есть (не всегда четко определяемая) причина. Чувства сообщают нам какую-то информацию об окружающем мире.

Все чувства я описывать не буду — для этого лучше обратиться к специальной психологической литературе. Я хочу поговорить о любви и конкретно — о любви к родине или своей стране (что не одно и то же). 

Любовь испытывает каждый и каждый знает, что любовь — это ощущение очень сильной тяги к какому-то объекту — человеку, животному, еде, виду деятельности. Любви нужен объект. Не вдаваясь в психологические дебри и патологии, скажу, что любовь безусловна, накрывает внезапно, имеет разную длительность и, бывает, переходит в ненависть. Мне не нравится чисто материалистское и физиологичное определение любви как психического расстройства, но именно так описывают нейро-биологи химические и физические процессы, происходящие в мозге влюбленного человека. В общем, с любовью связаны всем известные и понятные ощущения чего-то очень приятного, тяги провести как можно больше времени с этим человеком или за этим занятием, ощущение потери в отсутствие объекта своей любви («я скучаю», «мне не хватает»). 

Можно ли перенести эти ощущения на понятие родины или страны? Я попробовала. У меня не получается. Родина или страна слишком абстрактны и слишком далеко от меня лично, чтобы испытывать к ним такие чувства.

Есть некая сентиментальность воспоминаний о родине. Живя много лет в другой стране и, следовательно, не переживая географически все изменения моего родного города, у меня уже давно появилось ощущение, что моя родина существует только в моей голове. В реальном пространстстве и времени нет больше ничего, что бы соответствовало тем объектам, людям, событиями, запахам и впечатлениям, которые в моем сознании имеют лейбл «родина».

С чего начинается родина?

С картинки в твоём букваре,

С хороших и верных товарищей,

Живущих в соседнем дворе.

А может, она начинается

С той песни, что пела нам мать,

С того, что в любых испытаниях

У нас никому не отнять.

Знакомые строчки? Давайте разбираться. Моя родина не начинается ни с какой картинки в советском букваре, а намного раньше. Она начинается с множества книг, которые читала мне бабушка, пока я не научилась читать их сама. С ветки клена, стучащей в окно. С запахов леса во время прогулок с папой. С маминых волос и рук. С названий деревьев, животных и птиц. Никаких особенно верных товарищей в моем дворе не жило, а жили совершенно обычные дети, которые иногда здорово играли вместе, а иногда так же здорово конфликтовали. Песню, которую «пела мне мать», я пела своему ребенку — в другом времени, в другой стране. А вот то, чего у меня не отнять — это внутри, это я сама и есть. Все остальное, как показывает мой жизненный опыт, отнимается и приобретается заново в любой момент и не всегда по моей воле.

То березка, то рябина

Куст ракиты над рекой,

Край родной, навек любимый — 

Где найдешь ещё такой?

Пели такое на уроках пения в школе? Ну и как? Берёзки и рябины кроме вашего двора больше нигде не произрастают? Где-угодно найдешь край — и такой, и другой, и лучше, и хуже. Все это «где родился, там и пригодился» хорошо только для того, чтобы было из чего делать пушечное мясо. Мясо получается отменного качества — не ропщет, не жалуется, не задает вопросов, а с чувством гордости идёт умирать, предварительно заткнув раны женскими гигиеническими тампонами («мужики, только не ржать!«).

Все мои воспоминания о родине есть только у меня внутри — запахи, люди, события. Ничего этого в реальности уже нет. И город мой давно уже не мой, а живущих там людей. И ничего родного я там не могу почувствовать, потому что ничего родного МНЕ там больше нет. Я могу, конечно, нафантазировать, но это же враньё. 

Но я понимаю, что культивируя во мне чувство родины, а заодно прилагающихся к нему любви и долга, меня можно отлично мотивировать на импульсивные поступки.

Маша Борзунова даёт Юрию Дудю верный, одобряемый обществом ответ: «Я люблю свою страну, я хочу, чтобы она была лучше». Эффект противоречия в действии?

Если ты что-то любишь — безусловно, беззаветно, искренне — оно же и самое лучшее для тебя, несмотря на известные недостатки, разве нет? А как же ты тогда хочешь, чтобы оно было лучше? Для чего? Когда любишь, все и так наилучшим образом.

Имперское сознание, великорусский шовинизм построен на унижении. Нет ценности себя, нет человеческого достоинства. Ценность только в коллективной мощи, исполинском размере, причастности к великому. А отдельное лицо — ваш покорный слуга. Покорный. Слуга. 

И не надо никаких западных индивидуализмов — это же бездуховность. Духовность — это когда жахнешь водки, рубанешь с плеча кулаком по столу, гаркнешь во все горло и бьешь нещадно тихое беззащитное существо исключительно от любви. Правда злые языки на коллективном западе утверждают, что такой тип поведения является девиантным и может свидетельствовать о психическом расстройстве. Но это они от зависти, известное дело.

В парадигме униженного мышления, величие — это то, к чему устремлены все помыслы ущербного индивида. Надо улучшать себя и все тобой любимое. Недостаточно быть. Надо быть лучше. Кому надо?

Вознесение к величию из индивидуального ничтожества производится исключительно коллективно. Когда не один, а много, сложно чувствовать себя маленьким и ничтожным. И не могут же все ошибаться, в конце концов. И вообще, я не виноват — все побежали и я побежал

Что можно противопоставить любви к родине? Осознанное гражданство. Гражданство — это и свобода, и ответственность. Это про общественный договор. Это про то, чтобы быть частью государства, а не его противоположностью. Это про то, чтобы обустраивать свое жизненное пространство, а не участвовать в соревновании «кто лучше нае**бет свою любимую родину». Это про понимание своего уровня ответственности и свободный выбор этого уровня: я иду на выборы, я изучаю программы партий, я вступаю в партию, я баллотируюсь от своей партии на политический пост.

Где в этом всем есть место любви — неразумной, неразборчивой, безусловной? Разве что в том, чтобы любить то, что делаешь. Понимать, зачем делаешь. Получать удовольствие от того, что делаешь, и от результатов своих действий. Но по-моему, Маша Борзунова говорила не об этом.

Когда есть право выбора, право действия и свобода решения, не все ли равно, родился ты тут или просто живёшь сейчас? Кто-то и в своей квартире не моет посуду, не убирает туалет и разбрасывает носки повсюду. Кто-то и в тюрьме соблюдает по возможности личную гигиену и распорядок дня. Для чего это нужно? Для ощущения того самого чувства человеческого достоинства, чтобы не ощущать себя мелким, незначительными, неважным, годящимся в топку родины в любой момент. И это — тоже про любовь, только не к родине, а к себе.

Человек, не умеющий полюбить даже себя, разве ты сможешь любить других?

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный