Блог

Культура отрицательного по-русски

Что-то меня в последние дни все меньше тянет открывать новости, а ещё меньше читать Фейсбук. А что там нового можно узнать? Лучше потратить душевный ресурс на помощь какому-то конкретному человеку, раз я все равно не могу самостоятельно прекратить войну.

Давно я никого не осуждала, пора исправляться. Шутка, если что. До сих пор некоторые люди в Фейсбуке плачут, как им тяжело и как они лезут на стену. Хотя не понятно — чего теперь уж лезть, когда во всех странах — и приличных, и не приличных — есть свои волонтёрские движения помощи людям из Украины, в которых каждый посильно может поучаствовать, было бы желание.

Моим знакомым и друзьям, имеющим хоть какое-то отношение в России, устраивать эти интернетные плачи Ярославны совершенно некогда. А потому что они все после работы и в свободное время бегут кто куда. Куда? Кто в лагерь волонтеров на смену, кто на вокзал встречать украинцев с поезда, кто на горячую линию, кто в волонтёрские группы помогать словом и делом. Кто-то оттащил в склады для беженцев уже все, что можно было оттащить, а кто-то помогает нуждающимся из своих личных средств и покупает … да хоть бы вот чемодан! Вы, вот к примеру, знаете, топ-5 вещей, которые сейчас необходимы людям?

1. Детское питание.

2. Сухие растворимые супы и вторые блюда (потому что часто в лагерях для беженцев одна сухомятка).

3. Чайник, чтобы можно было развести эти продукты горячей водой в любое время, а не только во время завтрака, когда можно притащить из столовой кружку кипятка.

4. Велосипеды, самокаты и книжки для детей.

5. Чемодан (потому что в эвакуационных поездах люди ехали по пятеро на полке и лежа прямо на полу, не до чемоданов было).

Ну это же надо что-то делать. А можно писать в Фейсбуке об отмене русской культуры. Или вот обо всех коллективных винах (не тех, которые пьют). Ну или на худой конец о том, как всех русских не любят во всем мире, а теперь вообще не полюбят никогда.

Симоньян орет дурниной в гостях у соловьева, как нас вынуждают там что-то и что-то. Да и пусть бы симоньян, тоже мне фигура. Но ведь и оппозиционная либеральная Россия все твердит о каких-то нас, которых теперь не любят. Да кто это мы-то? Ну что они, все поголовно обчитались Макинтайра и уверовали, что вне коллектива индивид не обладает способностью к разуму? Очень сомневаюсь. Да и вряд ли они знают, что это вообще за Макинтайр, будь он неладен.

Встречая украинцев — на вокзале ли, в интернете ли — становится понятно, что Революция достоинства была названа таковой не просто так. Достоинство — не просто пафосное слово. Люди действительно ощутили за эти чертовы где-вы-были-8-лет свое человеческое достоинство. Почувствовали, что они не просто какие-то бесправные животные или предметы в большом механизме, а личности — самоценные, на что-то влияющие, принимающие решения и совершающие поступки. И этим личностям не надо прикрываться никаким мифическим мы. Да, есть попытки внедрения националистических идей под видом патриотизма, используя общее эмоционально-нестабильное состояние травмированных войной людей. Но сегодня не об этом. Об этом в другой раз.

Сегодня о том, что каждый раз, разговаривая с кем-то из России, неизбежно натыкаешься или на величие или на какое-то мифическое мы.

Солдаты на войне тащат по домам чьи-то ношенные женские трусы, окровавленные сережки, детские игрушки и AirPods — без элементарной брезгливости. Некоторые люди охотно пишут о том, что это не русские люди, а какой-то бурятский плебс из глубинки. Не буду уподобляться этим расистским повествованиям, тем более, что ничтожность интеллигенции выходит не так уж далеко ушла от этих одичалых в Великой России солдат.

Зачем им всем это величие, эта причастность к чему-то огромному, непостижимому? Не для компенсации ли собственной, индивидуальной ничтожности? Кто-то сережки ворует, кто-то печётся об имидже нас — просто культурный уровень у всех разный. Но суть этого явления одна. И даже тут неизбежно срабатывает эффект противоречия: величие рождается из суммы частных ничтожеств, и совершенно никого это не удивляет. Отрицательное величие.

Хотя, чему же удивляться? Вначале был отрицательный рост экономики, потом отрицательное всплытие флагмана. И апофигей — и никак иначе — это отрицательное величие.

Кому и зачем надо прятаться за это мы, великий русский народ, великую русскую культуру и русский мир наконец? А где же личность, отдельный человек?

Что переживать за отношение к русскому балету в мире? Сходи да посмотри, если так любишь. Что переживать за судьбу русской литературы — достань с полки книжку да прочти. Что переживать за то, что кто-то теперь будет ненавидеть русских — пойди в лагерь к украинцам да покажи, что есть хотя бы один порядочный и нормальный русский человек. Без демагогии. Без надрыва. Без истерик и заламывания рук. Но это надо сделать. А говорить — проще.

Хотя кому я все это пишу? Те, кто это прочитает, и так все это уже давно делают и ничего такого не думают. А те, кто продолжает лить слезы по утраченному величию, меня читать не будут. Они заняты. Они пишут пафосные речи в Фейсбуке и разят глаголом всех врагов.

Кстати о глаголах. Ещё вот модно обижаться на пожелания смерти русне. Многие украинцы говорят сейчас о том, что они переживают страшный опыт, о котором даже не предполагали. Психика защищается и выдает всепоглощающее чувство ненависти, ко всем без разбору. Люди думающие не могут отменить это чувство, но могут рефлексировать — и понимать, и осознавать, и ужасаться собственной способности так чувствовать. Но это реакция организма, это пройдет. И каждый, кто переживает сейчас это страшное разрушительное чувство, знает внутри себя, что оно не относится ко всем. И даже язык, который не обманешь, безошибочно выбирает из всех вариантов русня, не намекая, а совершенно четко показывая, что имеются в виду не все поголовно русские, а те из них, кто сейчас делает всякую хуйню. Потому именно русня, а не что-то другое.

Странно одно, почему кто-то, кто никакой хуйни не делает, а даже и наоборот, читая «смерть русне», думает, что это — про него? Может быть, язык честнее, чем некоторые из нас сами к себе? Может быть это хлесткое словечко русня что-то такое задевает в душе? У русни ведь не может быть никакого человеческого достоинства. Это даже и не люди толком, а какие-то говорящие неразумные животные, выходит.

Чем животные отличаются от человека? У них есть все функции, связанные с жизнедеятельностью, но нет сознания. Животное не осознает себя, не отделяет себя от других и не имеет способности к рефлексии, то есть не может получить и осознать личный опыт. Поэтому даже те формы животных, которые очень похожи на человеческие сообщества, действуют инстинктивно. Они не знают, зачем они это делают. Они даже не знают, что они вообще что-то делают. Они в принципе не знают. Они просто продолжают некую биологическую программу только потому, что прежние особи с такой программой случайно выжили в эволюционной цепочке.

Мы и величие — это биологическая программа случайно выживших. Станет ли она русской культурой — культурой отрицательного роста, отрицательного всплытия и отрицательного величия — в руках тех, кто всё-таки способен к осознанию и не желает лишать себя человеческого достоинства ради невнятных завиральных идей.

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s