Блог

О патриотизме

Пока болею, писать и читать тяжело, поэтому слушаю много всяких интервью. Целая серия замечательных вышла у Гордеевой. Самое жизнеутверждающее и наиболее точно подходящее к моему мироощущению слово, правда не у Гордеевой, а сам по себе сказал Дмитрий Быков.

В этих интервью много говорится об отъезде и о любви к родине.

Я сейчас намеренно выпускаю из последующих далее рассуждений всех украинцев. Украинцы сейчас находятся в экстремальной ситуации. У кого-то разрушено все — дом, жизнь, все связи. Кто-то защищает свой дом или то, что от него осталось. Украинцы вынуждены брать в руки оружие и защищаться. Или покидать страну. Поэтому все абстракции сейчас в их отношении просто пошлы и неуместны. Пусть закончится война, пусть наладится жизнь, пусть отстроятся украинские города лучше прежних и заживут раны — тогда будет возможно говорить об этом с украинцами. А сейчас не надо ничего им говорить. Можешь прекратить войну — прекрати. Не можешь прекратить — помоги людям, как сумеешь.

Поэтому мои рассуждения о патриотизме и любви к родине, если они вообще к кому-то адресованы, то к россиянам, к русским. К роzzиянам и руzzким сейчас адресоваться бессмысленно, у них голова превратилась в телевизор. А я всё-таки ещё не дошла до того, чтобы вести беседы с телевизором.

Чулпан Хаматова отвечает Гордеевой «я не предатель, я очень люблю свою родину». Достаточно просто посмотреть на ее лицо, на ее горло, которое плохо пропускает слова, чтобы понять свое отношение к ней, если у кого-то оно ещё не сложилось. Но ей по-прежнему нужно кого-то убеждать, что она любит свою родину. Очень.

Что это значит — любить родину? Почему-то у меня в голове возникает только ассоциативная похабщина «мы тебя научим родину любить!». Может быть, потому что я безродный космополит. Скорее потому, что другой любви к родине не бывает.

Что это — любовь к родине? Все мы в школе пели на уроке пения «С чегоооо начинается Роооодинаааа, с картинки в твоём буквареееее..» Люблю ли я картинку в моем букваре? Вот эту, на которой мама мыла раму? Подходит ли категория любви вообще к каким бы то ни было картинкам?

С чего ещё начинается Родина? С той песни, что пела нам мать. Я ее тоже пела своему ребенку, правда в другой географической точке. Про песню понятно, про маму понятно. При чем тут родина — нет.

Что такое родина ещё? Куст ракиты над рекой? Всегда считала пошлостью умиление берёзкам и любым другим кустам навзрыд. О вкусах не спорят.

Про хороших и верных товарищей — понимаю. Не понимаю, почему они все должны находиться строго в одном месте всю жизнь. Я понимаю, что такое дружба. Я понимаю, что такое помощь, поддержка, человеческое тепло. Я понимаю, что такое детские прозвища и специальные словечки из моей юности. Но я живу в 21 веке и поэтому не понимаю, почему это все должно быть прибито гвоздями в аналоговом пространстве.

Где родился, там и пригодился. А если и там не пригодился, тогда что? Зря рождался? Иди на войну и умри там за Родину? Как это — пригодился? А как же человеческая жизнь превыше всего, которая сама по себе, без всяких меркантильных пригожданий?

Я не люблю конкретные пространства или конкретные кусты до дрожи в коленках. Я люблю людей. А люди везде одинаковые. Да, я понимаю красоту и могу любоваться отдельными ландшафтами. Да, я понимаю сентиментальную ценность каких-то вещей. Но я не умею трястись над материальными ценностями как царь Кощей над златом. А имманентные ценности не привязаны к какой-либо точке в пространстве.

Я понимаю, что такое быть гражданином. Я понимаю, что такое гражданский долг и ответственность. Но я не понимаю, при чем здесь любовь. Любовь — это чувство, легко переходящее в ненависть. Долг — это чувство, обязывающее к определенным действиям невзирая на эмоции и сиюминутные настроения.

Я понимаю, что такое любовь к людям — к конкретным и людям вообще. Это потребность быть рядом и принятие. Это готовность на компромиссы и усечение своего драгоценного Я ради кого-то, ещё более драгоценного. Это — человеческая жизнь превыше всего. Где тут родина? А Родина где? Почему-то за Родину всегда приходится кого-то убивать.

Я не люблю больших сборищ и экстатических проявлений, беснований и шабашей. Я не люблю, когда бьют себя кулаком в грудь и рвут на себе рубахи. Пафосных неискренних речей не люблю. Вранья не люблю совсем. Очень не люблю истерик.

Патриотизм — это всегда истерика. Это не про людей, не про долг и ответственность. Это всегда про насилие. Оправдание насилия с помощью истерики.

Для меня патриотизм — ругательное слово. Хотя бы потому, что на короткой памяти моей жизни им всегда оправдывались самые гнусные вещи.

В Роzzии сейчас появилось много врагов и предателей. Враги и предатели сейчас в Роzzии — это те, кто не желает бесноваться со всеми. Это те, у кого есть совесть. Это те, кто несёт ответственность — кто-то моральную, а кто-то и вполне себе в тюремной камере. Это те, кто думает о людях, а не о исчезающих материальных благах. Это те, кто сейчас не говорит «а я тут при чем?» и даже не молчит. Это — люди, которых можно и стоит любить.

Рано или поздно все заканчивается. Закончится и оргия, выбросят в помойку буквы зю. Похмелье наступит у каждого. И придется дальше жить.

Слава Украине!

Не хочешь пропустить интересное? Подпишись!

Стандартный

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s